05:05 

Вечная игра

Название: Начало
Автор: НеЛюбопытное созданье
Соавтор: Кайлия
Категория: Слэш
Пейринг: Арно Савиньяк/Валентин Придд
Рейтинг: R
Жанр: Romance, fluff, modern-AU
Размер: Мини
Статус: Закончен
Дисклеймер: Ни на что не претендую, играюсь :)
Примечание: Автор этой идеи - Кайлия. Она предложила "поиграть" в переписку Арно и Валентина, когда мы обсуждали свои проекты. Тут же были набросаны несколько сцен и драббл стал мини. Нам очень понравилось и мы расписали цикл таких историй. К сожалению, вместе мы успели написать только эту, первую, но все другие тоже будут постепенно выкладываться. И, несмотря на то, что Кайлия ушла, она остается соавтором и вдохновителем. Цикл "Вечная игра" посвящен ей. Я жду твоего возвращения, соавтор.

Здесь с любовью подобранные совместными усилиями милые мелочи, заставившие фик заиграть
Амулеты Арно

Король Олень - Хозяин Зеленого Леса, первобытный Олень оберегает всех лесных жителей. Никакого вреда – ни физического, ни магического – не будет причинено тому, кто носит этот символ и хранит его в своем сердце.

Тройной Водоворот - Исполняет заветные желания, помогает завершить начатое. Вода насыщает влагой землю, позволяя всему расти, поэтому она часто ассоциируется с плодовитостью. У древних кельтов вода была связана с культом Богини-Матери, прародительницы, а ритуальные подношения ей делались возле водоемов. В Библии говорится об источнике мудрости, а в сказании «Остров на таинственном озере» описан источник молодости. Так же есть упоминание о Живой и Мертвой воде в легенде о Мудром жеребце. Однако вода так же связана с борьбой и смертью. Благодаря этим качествам воды, талисман обладает очищающим, обновляющим и лечебным свойствами.

Лунный Олень - Могучий Олень коронован голубоватым, таинственно мерцающим диском Луны - Царицы Ночи. В древнем Зеленом Лесу оленьи рога, наполняясь жизненной силой, простираются до самого неба, словно раскидистые ветви деревьев.

Астрап

Унд - вот точно такой же, только выточенный из цельного авантюрина

Сокровища Валентина

А вот те замечательные пижама и куртка, которые Зараза выбрал Олененку "чтобы выглядел прилично" - вы не поверите, но оказывается, не так-то просто подобрать красивым парням стильные пижамы, чтобы они не выглядели "беглецами из XIX или начала XX века"

И, конечно, Зараза не мог позабыть о себе - "наряд падишаха" (а джемпер под халат у него такой же, как и у Олененка)


17:30. Пакостник: Привет!
17.31. Ледяная Зараза: Приветствую.
17.32. Пакостник: Как жизнь?
17.35. Ледяная Зараза: Благодарю, пока все идет благополучно. Прошу прощения, но я сейчас немного занят. Ты что-то хотел, Арно?
17.45. Пакостник: Ясно, прости. Да нет, в общем. Сто лет не виделись, думал сходить вечером в кино.
17.50. Ледяная Зараза: Насколько мне известно, во всех кинотеатрах страны сейчас проходит фестиваль, посвященный Марио Барботте и его великому подражателю – Жилю Понси. Вероятно, будут показывать премьеру по стихотворному циклу: «Безответная любовь пня».
17.55. Пакостник: Фу.
18.00. Пакостник: Пней мне сегодня хватило и на работе. Больше не выдержу.
18.15. Ледяная Зараза: Что-то случилось?
18.20. Пакостник печатает Вам сообщение.
18.22. Пакостник стирает сообщение.
18.30. Пакостник печатает Вам сообщение.
18.45. Пакостник: Нет, все нормально. Просто устал.
18.47. Ледяная Зараза: Ввиду того, что вечерняя программа кинотеатров не предлагает ничего стоящего, ты не будешь возражать, если мы устроим собственный кинопоказ у меня дома?
18.48. Пакостник: Супер! С меня?
19.00. Ледяная Зараза: Вы, французы, лучше всего разбираетесь в винах, поэтому, пожалуйста, купи подходящее вино и все, что к нему прилагается. Выбор фильма я беру на себя.
19.03. Пакостник: Угу. Только, умоляю, без пней.


Валентин поставил в чате иконку спящего мамонта, статус: «Ищите меня в Ледниковом периоде» и откинулся на спинку стула, довольно усмехаясь. Все получилось именно так, как он задумал. Конечно, в огромном Нью-Йорке отыскался бы кинотеатр, до которого не добрался кинофестиваль поклонников трухлявых бревен. Но зачем, когда с Арно гораздо удобнее играть здесь, у себя в квартире, где можно создать любую необходимую атмосферу?
Валентин чуть улыбнулся. Уже несколько месяцев он внимательно приглядывался к другу и как раз вчера все куски паззла сложились в целую картинку. То, что Савиньяк влюбился, Валентин понял сразу, оставалось лишь понять – в кого и насколько серьезно. Через полгода Придд убедился в постоянстве обычно ветреного и легкомысленного Олененка. А вчера, в пятницу, когда он пришел с работы и, даже не поужинав, упал в кровать, все намеки, догадки, случайные прикосновения, взгляды – все сложилось одно к одному.
Чувства были взаимными, а сам Арно ценил лишь то, что доставалось с трудом и после изнурительной войны. Валентин тоже любил хорошую игру. Арно – не трепетная девица, новомодными депрессиями не страдает, и прыгать с моста от предположительно безответной любви, как вздумала в выпускном классе Айрис Окделл, уж точно не станет. Предрассудки, по крайней мере, в этом многомиллионном мегаполисе, давно остались в прошлом, они оба молоды, перед ними ясное и счастливое будущее. Когда же играть, если не сейчас? Валентин лениво потянулся. Если он хоть что-нибудь понимает в Арно – времени на подготовку осталось немного.
Придд аккуратно повернул рычаг отопления и вскоре в квартире ощутимо похолодало. Радиаторы в их доме ломаются часто, Арно об этом знает, он поверит и не станет проверять. Зато теперь можно надеть не только черные классические джинсы, но и теплый светло-серый свитер с черным силуэтом летящего оленя чуть выше локтя. Валентин взглянул в зеркало. Великолепно. Выбранная одежда подчеркивала и усиливала его природную привлекательность, а нашивка на рукаве не останется незамеченной. Что подумает Арно – совпадение или намек?
Валентин расчесал волосы, бросил на диван плед, придвинул поближе небольшой сервированный столик, открыл шторы, чтобы через большое окно в свете уличных фонарей виднелся падающий снег и оттащил в подвал оба кресла. Во-первых, их все равно пора выбрасывать. Во-вторых, теперь им придется сидеть вдвоем на одном диване. А если он хоть немного знает друга – тот придет в легкой футболке и придется забираться под плед или делиться свитером. Придда устраивали оба варианта. А вот снегопад – это очень удачно. Арно обожает зиму вообще и снег в особенности. Если после просмотра фильма удастся вытащить его во двор сыграть в снежки – поводов для размышлений у Арно прибавится на пару недель вперед.
Вероятно, осталось ждать не больше десяти минут. Валентин достал диск с выбранным фильмом, вставил его во встроенный в большой экран дисковод и хитро улыбнулся. Игра началась.
****
Торопливо дописав, Арно вскочил и принялся за сборы. Прохладный душ смыл усталость. Обычно выходных у него бывало два, как и у Валентина, но сегодня Норберт заболел, и пришлось выходить вместо него. День выдался на редкость беспокойным. Мало того, что чуть не сгорел на очередном пожаре, так еще, кажется, руку ушиб. Арно потер пальцами локоть, но это не помогло, тянущая боль не пропала. Он вдруг широко улыбнулся. Зато двухлетний малыш остался жив и вернулся к отцу, который рвался в горящий дом так, что несколько ребят его едва удержали.
И не успели вернуться, как новый вызов. Арно поморщился. Он не ожидал именно таким способом оказаться в квартире бывших одноклассниц – Айрис Окделл и Селины Арамоны. Оказалось, что в преддверии Нового года девушки решили провести какой-то «очистительный ритуал», а проще говоря – спалить все подарки и памятные сувениры от прошлых кавалеров. Арно так и не понял, кто и кого там жег, но в итоге вспыхнула штора. Хорошо еще, что Айри догадалась быстро позвонить в пожарную службу, квартира не успела пострадать сильно.
Арно влез в темно-синие джинсы, открыл шкаф, чтоб выбрать рубашку, и задумался. Раньше он бы напялил то, что первым попадется на глаза. А теперь... Тьфу, ну как девчонка перед свиданием! Не то, чтобы это было свиданием, конечно, такие вечера они с Валентином устраивали чуть ли не с начальной школы. Но примерно год назад, как раз когда они закончили учебу и устроились каждый на свою работу, Арно влюбился. Жизнь – штука ироничная, как говорит начальник их бригады, Жермон Ариго. Что верно, то верно.
Если рассказать Эмилю, что младший брат уже год молча ходит влюбленным в лучшего друга – да он сдохнет со смеху. Арно бы и сам откровенно веселился, если бы не легкие грусть и боль, уже ставшие за этот год привычными. С девчонками он обычно предпочитал целоваться и спать, а не разговаривать, но в Университете у него появился еще один друг – студентка из Израиля Мэллит. Арно как-то сразу проникся братскими чувствами к стеснительной и тихой девушке, а Мэллит, которая поначалу боялась связываться с «ураганом всея факультета», постепенно к нему привыкла. Савиньяк помогал ей в учебе, защищал от придирок главной стервы Университета - Катарины Борн-Капотты и утешал, когда она жаловалась на безответные чувства. Именно поэтому Арно хорошо знал, как чувствуют себя девчонки – постоянные мечты о совместном будущем, сказочные сны о возлюбленном, слезы в подушку от того, что «он так и не позвонил» и все такое. Обычно Савиньяк вообще об этом не задумывался – он легко знакомился, легко влюблялся и влюблял в себя, легко расставался, умудряясь никого не обидеть. Лионель как-то сказал: «Женщина может простить, если ты расстанешься с ней, но никогда – если бросишь». Этому правилу Арно старался следовать всегда и обычно у него получалось.
Но сейчас что-то совсем другое – незнакомое ему чувство было сильным, но не имело ничего общего ни с тихими мечтами Мэллит, ни с откровенными, на публику, терзаниями Айрис, ни со слезливыми истериками Селины, которыми та в свое время прославилась на весь студенческий городок. Он вовсе не мечтал ночами о том, как Валентин подарит ему цветы. Ему не снилась их совместная жизнь. Он не умирал от тоски возле телефона, ожидая от Придда звонка или сообщения. Просто вдруг пришло понимание: именно с этим человеком он хочет провести всю жизнь. И именно эта «Ледяная Зараза» одним своим видом заставляет его гореть от желания. Арно не очень рассчитывал на взаимность, но слишком грустить себе по этому поводу не позволял. Примерно с полгода назад он похандрил один вечер. В итоге заработал такую головную боль, что на следующий день пришлось пропустить конную прогулку, которую Валентин запланировал заранее за несколько недель. С того вечера Арно запинал боль, грусть, безнадежность или как все это еще назвать, куда подальше. Чтоб жить не мешало.
Арно протянул руку и вытащил из шкафа темно-лиловую шелковую рубашку – подарок матери на день рождения пять лет назад. И все это время он пылился запакованным на самой дальней полке. Савиньяк не выдержал и громко фыркнул. «Ледяная Зараза» не упустит возможности пройтись по его внешнему виду, как обычно, но как знать... Ехидства друга Арно не боялся – у самого язык подвешен неплохо, а словесные пикировки он искренне ценил, хороший и остроумный собеседник сейчас редкость похлеще легендарных драконов.
Теперь вино. Красное – Вальхен любит шираз, так что на кухне всегда есть пара бутылок про запас, а еще нужно организовать закуску. Савиньяк влез в холодильник. Он мог неделями обходиться почти без всего, кроме мяса и сыра, без них не выдерживая и дня, поэтому и того, и другого дома всегда было много. Он запихнул в рюкзак несколько подходящих сортов. Так. Сырная тарелка есть, карри из кролика с грибами и орехами можно заказать в индийском ресторанчике по пути – как раз успеют приготовить, оливки и маслины у Заразы найдутся, к гадалке не ходи. Что еще?
Арно улыбнулся трещине на потолке. Валентин обожает кофе и шоколад с мятой и солью. Кофе у него дома примерно столько же сортов, сколько у Арно – сыра, а вот шоколад, небось, опять забыл купить. Савиньяк открыл дверцу шкафа, чтобы кинуть в рюкзак несколько плиток и тут в него со всей силы влетело проживающее в этой же квартире лох-несское чудовище. Арно с трудом удержался на ногах, засмеялся, опустился на корточки и потрепал любимца за ушами:
- Ну, и куда ты несешься со всей дури? Не щенок ведь уже, вон лось здоровый какой вымахал. Пробьешь дыру в стене и полетишь вниз с седьмого этажа.
Золотистый ретривер Астрап так завилял хвостом, что еще чуть-чуть и, наверное, взлетел бы на нем, как на пропеллере.
- Это уже наглость, - вздохнул Арно. - Мы же только два часа назад вернулись с прогулки, имей совесть!
В темных глазах Астрапа читалось искреннее возмущение: «Кто наглый? Я? Я?! Да я... да я... да я самая смирная собака на всем белом свете!». Арно крепко обнял пса и поднялся.
- Так, ладно, чудовище. Я сваливаю, скорее всего, допоздна. Остаешься тут за старшего. Все, как всегда – посуду не бить, мое мясо не жрать, корейский кулинарный канал не смотреть.
Чуть не забыл! Арно подошел к зеркалу и подхватил три кожаных шнурка, крепящихся к одному общему замочку, которые Валентин, подшучивая, называл колье и которые и подарили ему прозвище. Несколько лет назад, на каникулах, они забрели в Дании в лавочку, где торговали благовониям, специями, камнями и талисманами. Арно был очарован многообразием амулетов из клыков и когтей хищников, долго перебирал их, но в итоге предпочел другие. Старый мастер, одобрительно кивнув, соединил их в единое целое. Теперь в ямке между ключицами у него устроился Король Олень*, чуть ниже располагался Тройной Водоворот**, а под ним запрокидывал рогатую голову Лунный Олень***. Арно неожиданно пошло магическое украшение и он почти не снимал его, время от времени дополняя приобретенным там же широким браслетом-ремнем, сплетенным из кожи разных оттенков, в центр которого был вставлен настоящий кусочек рога оленя.
Валентин же долго перебирал благовония, и в результате выбрал себе поющую чашу, выкованную из меди, казалось, в незапамятные времена и пару нефритовых шаров. С тех пор он постоянно таскал их с собой, перекатывая в руках и смотреть на это завораживающее действо можно было бесконечно: гибкая кисть, тонкие пальцы и гладкие отполированные камни, то лениво и важно перекатывающиеся по ладони, то мелькающие с невероятной скоростью. Каким-то непостижимым образом Валентин с их помощью ухитрялся, делая, вроде бы, одно и то же, показать и свою заинтересованность в разговоре и собеседнике, и продемонстрировать фантастическое пренебрежение, оставаясь безукоризненно вежливым. А поющая чаша заняла почетное место в гостиной. Сначала Арно не обращал внимания, даже пару раз баловался с ней, заставляя то гудеть, то звенеть, но с недавних пор перестал. В прошлом месяце, когда он нагрянул к Придду с вином, Вальхен был невероятно вымотан и прямо посреди разговора взял чашу в руки и стал медленно водить по ней специальным стиком, извлекая негромкий приятный звук, совсем не мешающий непринужденной болтовне и прямо-таки на глазах возвращающий его к жизни. Этим он еще раз подтвердил, что Арно ему не чужой – при посторонних он не позволил бы себе даже намека на слабость, и такое доверие было бы приятно, если бы не одно «но». То, как он медленно и плавно поводил по краю чаши, иногда прикасаясь, глуша звук или чуть щелкая ногтем по кромке… Арно захлебнулся вдохом и едва расслышал, что говорил Валентин. Потом оказалось, что он выпал из разговора на несколько минут и отовраться удалось с большим трудом.
Застегнув рюкзак и заказав карри, он взялся за ручку. Астрап подбежал и лизнул руку.
- Не скучай, - приободрил товарища Арно и, выбежав из квартиры, помчался по лестнице, проигнорировав лифт – невозможно стоять даже пару минут, сразу кажется, что время уходит безвозвратно. А когда бежишь сам, то каждый шаг приближает встречу.
На улице Арно на несколько мгновений замер, запрокинув голову к темнеющему небу, укутанному низкими облаками, похожими на перины. Медленно кружась, к земле спускались пушистые хлопья снега, мягко окутывая деревья, дома, ограды, ложась на головы и плечи причудливыми капюшонами. Шум города внезапно отодвинулся на задний план, стал неважен, пока Арно, покачиваясь, ловил снежинки губами. Впрочем, долго задерживаться все же не стоит – чего Валентин не любит, так это опозданий и бесполезных ожиданий.
Ресторанчик встретил его шумом и настолько умопомрачительными ароматами, что Савиньяк чуть там и не остался. Впрочем, готовое и упакованное карри быстро напомнило, что просто еда и еда в приятной компании – это две большие разницы, поэтому, сунув добычу в рюкзак, он рванул к метро.
В вагоне было шумно и многолюдно – видимо, у страдающего от неразделенных чувств пня нашлось немало поклонников и просто сочувствующих. Раскрасневшийся от пробежки Арно расстегнул дубленку и встряхнул головой, заставляя капельки от растаявших снежинок разлететься во все стороны. Одна из них попала на скулу симпатичной девушки, заставив ее чуть вздрогнуть и вынырнуть из своих мыслей. Савиньяк виновато улыбнулся и был немедленно прощен. Наверное, она была бы не против использовать эту шалость, как предлог для знакомства, но Арно сейчас был сосредоточен на самом желанном призе, а поощрять интерес девушки, чтобы вызвать ревность, низко и глупо, не говоря уж о том, что с Заразой такой фокус не пройдет.
Вот и нужная станция. Арно еще раз улыбнулся незнакомке, пожал плечами, показывая, что не может ответить на ее симпатию, и выпрыгнул на платформу. Еще одна короткая пробежка – и он у цели.
- Привет, я прибыл спасти тебя от трезвости и голода и в ответ рассчитываю на спасение от тоски!
****
Арно скинул рюкзак на пол, быстро разделся и прошел в комнату. Все, как всегда: вместо зимних ботинок – кроссовки. Дубленку повесил не за специальный крючок, а за воротник и она, ожидаемо, долго не удержалась, плюхнувшись на пол, едва хозяин исчез из коридора. Валентин молча улыбнулся и быстро привел все в порядок.
Стоило Савиньяку появиться – в квартире ощутимо потеплело. Нежность и страсть, приправленные азартом только что начавшейся игры, обещали весьма богатый на впечатления вечер. Валентин знал – так у них будет всегда. Даже когда закончится эта игра – начнется другая. Они оба слишком умны, слишком азартны, слишком молоды, оба не выносят рутину и однообразие. И вместе им скучно не бывало никогда.
- Унд, а вот и я! Астрап передает тебе привет и ворует мое мясо. Ну, рассказывай, как жизнь?
Валентин остановился у порога гостиной, сложил руки на груди и оперся левым плечом о косяк. Арно, как обычно, первым делом обратился к своему приятелю – большому дельфину из черного авантюрина. Уже чуть больше года он украдкой любовался Савиньяком, и всякий раз не мог удержаться. Какой же красивый... Вечно растрепанные волосы, широкая улыбка и родинка над губой.
Но больше всего Валентина завораживал голос – полный чувств, выразительный, звонкий и при этом не раздражающе-высокий. Слушать Арно он мог часами, благо, тот порой был способен на очень длительные монологи. Валентин слышал, как Арно веселится и грустит, как он злится и как смеется. Но как он откликается на желание и ласку слышать пока не приходилось. Он чуть улыбнулся краем губ. Пока. Но это продлится недолго.
- Ты превзошел мои самые смелые ожидания, хотя я искренне полагал, что это невозможно.
- В каком смысле? – Арно потрепал каменного дельфина за нос, ухватил рюкзак и прошествовал с ним в кухню.
- Я, конечно, догадывался, что зимнее время не является для тебя помехой, и о свитере, как, кстати, и о ботинках, ты не подумаешь. Но я ожидал хотя бы футболки, а не шелка. Не самое удачное решение для холодной погоды. Или есть причина, из-за которой ты изменил своим обычным вкусам?
- Разумеется, есть. – Арно выложил на стол продукты и потянулся за штопором. – Мой самый старший брат – не просто актер, а, как сообщают последнюю неделю все журналы, знаменитый на весь мир секс-символ. Я обязан поддерживать семейную репутацию. А в этой рубашке я просто неотразим.
Валентин, выкладывавший сыр из упаковок на тарелки, чуть не поперхнулся. Ну да, Арно в своем репертуаре – уверенный в себе, остроумный и сообразительный. И ни капли смущения. И, что самое примечательное – он совершенно прав. Темно-лиловая мягкая ткань шла Арно необычайно, резко контрастируя со светлыми, но столь же мягкими волосами. Кажется, победа в этой игре не будет легкой.
- В таком случае, полагаю, тебе следует больше подражать брату – если я не ошибаюсь, во время последней фотосессии Лионель позировал в одних джинсах.
- Я, конечно, могу. Но тебе же будет хуже. - Загорелые пальцы, ввинчивавшие штопор в пробку, помедлили лишь мгновение, но Валентин мысленно засчитал очко в свою пользу. – Если я буду разгуливать полуголым по зимнему Нью-Йорку, то сначала меня заберут в полицию, потом сдадут в психушку, а напоследок я подхвачу воспаление легких. А ухаживать за мной придется тебе.
- Позволь поинтересоваться, почему ты так решил?
- Потому, что ты мной очень дорожишь и никому не доверишь меня лечить. Даже своим же коллегам в больнице.
Теперь замер уже Валентин. Верно. Дорожу. Ты даже не представляешь, как, Олененок. Что ж, счет сравнялся. Один-один.
Взгляд упал на несколько шоколадных плиток и Валентин с огромным трудом удержался от того, чтобы послать всю эту игру к чертям и поцеловать его. Сам Арно сладкого особо не ел, но с самой детства запомнил, как Придд обожает кофе и какие любит шоколадки и исправно их ему таскал. Валентин даже перестал сам покупать плитки, ссылаясь на забывчивость, а на самом деле просто очень хотелось снова и снова, разбирая рюкзак Арно, испытывать то самое чувство, как в Новый год, когда открываешь подарки. И всякий раз убеждаться – да, тут лежит твое любимое лакомство.
- Ради такого зрелища, я согласен на что угодно, - Валентин выложил на тарелки мясо и понес вместе с сыром в комнату, чтобы Арно осознал, что именно услышал.
- Не думал, что ты меня так ненавидишь, - Савиньяк притащил вино, бокалы, расставил все это на столике и плюхнулся на диван. – Мечтаешь увидеть мою эпическую битву с психиатрами?
Валентин взял в руки бутылку и про себя усмехнулся.
- Я не об этом зрелище.
- Не вопрос, - ухмыльнулся Арно. – Могу даже без таких катастрофических последствий.
Лиловый шелк упал на пол и Валентин поднес бутылку к бокалу Арно, наклонив ее чуть больше нужного. Все вышло как надо. Немного вина пролилось прямо на рубашку. Надо же. Какая досадная неприятность.
- Благодарю, - сдержанно кивнул Придд. – Но я, откровенно говоря, имел в виду твое объяснение с полицейскими.
Арно расхохотался, а потом горестно взглянул на рубашку и покачал головой.
- Стирать.
Валентин забрал испорченную одежду и направился в кухню. Пока они посмотрят фильм, как раз закончится стирка и сушка. Переступая порог гостиной, он обернулся к Арно:
- Не могу не отметить, что на месте Лионеля я бы всерьез обеспокоился вероятной конкуренцией.
Арно фыркнул и поежился. Хорошо. Еще пять минут, чтобы промерзнуть и примерно три – на фамильное упрямство Савиньяков. А потом он завернется в плед, потому что поленится идти во вторую комнату и копаться в шкафу с футболками и свитерами.
- Подайте в суд на управляющего, - проворчал закутанный по уши в плед Арно, когда Валентин вернулся. – В такой холод не чинить радиаторы – свинство.
- Непременно. Признаться, я тоже немного замерз, поэтому, пожалуй, я к тебе присоединюсь.
Арно промолчал и приглашающе откинул край пледа. Валентин взял со стола два бокала, протянул один из них Савиньяку, устроился рядом, укрылся и нажал на пульте «Воспроизведение». Чужое сбитое дыхание и едва заметно вздрогнувшее тело подсказало ему, что счет снова изменился. Два-один.
****
Арно чуть вздрогнул, когда Валентин, устраиваясь поудобнее, оперся о его плечо и поспешил скрыть замешательство, пригубив вино. Мягкий свитер ласкал кожу, от волос и кожи Валентина едва уловимо пахло чем-то восточно-пряным, с чуть заметными нотами дерева, он время от времени ерзал, и казалось, что он напрашивается на объятия.
Да что за чушь лезет в голову! Рассердившись на самого себя, Арно шутливо отпихнул Валентина, отпил еще шираза, отставил бокал и отдал должное карри, сырной тарелке и фильму.
Неплохо сняли. Не так, как в боевиках средней руки, где спасатели появляются в качестве даже не второстепенных персонажей, а статистов, только для того, чтобы принять с рук на руки у главного героя маленькую девочку, которую тот снял с крыши горящего небоскреба и, не торопясь, спустился по пылающей лестнице, не то, что ни разу не обжегшись, а даже не надышавшись угарным газом. Здесь, конечно, не вся правда их работы, кое-что сглажено, кое-что приукрашено, но фильм-то художественный, а не документальный. Валентин вон, тоже говорил, что в некоторых фильмах и сериалах работа врачей – и неважно, пластических хирургов или парамедиков из скорой – показана так, что «создается впечатление, будто фильм снимали инопланетяне, столько чуши и стереотипов ухитряются запихнуть в единицу экранного времени». А вот о некоторых он отзывался вполне благосклонно – правда, сначала Арно было немного жутко их смотреть, слишком буднично показывали ежедневные подвиги по спасению жизней и здоровья. Все-таки во многом их выбор жизненного пути совпал.
«Ты вытаскиваешь, я вправляю и штопаю», - шутил Придд.
К концу сеанса ужин был уничтожен «двумя молодыми специалистами по спасению» и Арно разлил по бокалам остатки вина.
- Это действительно… вот так? – помолчав, спросил Валентин.
- Ну, примерно. По крайней мере, мне не хотелось каждые пять минут схватиться за голову и поинтересоваться, чего они накурились, когда сценарий писали.
- Тогда я предлагаю выпить за тебя – ты, действительно, герой, - усмехнулся Валентин, но глаза были серьезными.
- Да ладно, чего сразу за меня? Это ты вытаскиваешь их и…
- Чтобы я смог «вытащить» своих пациентов, сначала их должен вытащить ты. Поэтому мы выпьем за тебя и героизм спасателей в целом.
Валентин приподнял бокал и выпил, глядя ему в глаза. Арно, как завороженный, смотрел, как тонкий хрусталь касается губ, как чуть светятся в полутьме светлые глаза.
- Неужели ты даже за процветание своей профессии выпить не хочешь? – поинтересовался Валентин, кивая на бокал.
- Да, задумался. За спасателей!
Валентин встал и начал собирать посуду.
- Я помогу!
- Сиди, носить грязные тарелки, завернувшись в плед, не слишком удобно.
- Да ладно, их же не через весь Манхеттен нужно пронести, не замерзну.
- Ну, раз сам напросился, загрузи посуду в машину и запусти, а я проверю, как там твое имущество.
- Мое что? – удивился Арно, выбираясь из уютных объятий пледа. Холодный воздух, коснувшийся обнаженной кожи, быстро освежил память. Конечно, рубашка.
- Пятно отстиралось и рубашка уже практически сухая, но ей лучше немного отвисеться, - поставил диагноз Валентин. – Сегодня чудный вечер, не слишком холодно и снег мягкий. Как насчет небольшой прогулки перед кофе?
- Отличная идея. Но ты же сам меня ругал за шелк зимой, а теперь мне вообще придется надевать дубленку на голое тело. Ты отвернешься, чтобы не видеть этот беспредел и преступление против иммунитета?
- Лучше одолжу тебе джемпер.
Валентин ушел в спальню и через несколько минут вынес уютный черный джемпер крупной вязки, украшенный стилизованными золотистыми снежинками.
- Держи. Размер у нас практически один, так что должно подойти.
- Супер! О, судя по отсутствию этикетки, ручная работа. Тайная поклонница, герр доктор?
- Благодарная пациентка. Обычно я не принимаю такие подарки, но это была мама одного малыша, пострадавшего в парке развлечений и она боялась, что сын может остаться калекой навсегда. Миссис Юлианна Вейзель почти все время проводила с ним в больнице, а когда он засыпал, начинала вязать. Признаться, я думал, что вяжет она для сына, а оказалось, что для меня. Рокэ был их последним, поздним ребенком и супруги Вейзель очень за него волновались. К счастью, все обошлось, травма была больше зрелищной, чем действительно опасной, а юный мистер Вейзель оказался очень ответственным и послушным пациентом – всем бы взрослым так.
Арно кивнул, вспомнив ту историю с обрушением аттракциона в детском парке. Он же и доставал малыша с южным именем и северной фамилией из заклинившей кабинки, а потом держал его, пока парамедики накладывали фиксирующие повязки и проверяли общее состояние.
Джемпер оказался очень мягким и теплым, даже лучше пушистого пледа. На мгновение мелькнула мысль так и пойти, но Валентин едва ли оценит такое предложение, так что дубленку пришлось надевать.
Впрочем, выйдя на улицу, Арно не пожалел. К ночи немного похолодало и куртка оказалась очень кстати. Валентин, в светло-серой дубленке, отороченной волчьим мехом, казался снежным принцем из популярных фэнтези-сериалов, столь любимых Мэллит.
- Ну, что, пройдемся в сквере?
- Давай.
Крошечный скверик неподалеку от дома Валентина был доступен для посещения круглосуточно. В преддверии Рождества там уже развесили праздничные гирлянды и пушистые от снега деревья казались разноцветными.
Валентин наклонился, набрал полную горсть снега и улыбнулся.
- Вспомним детство?
- Ты о чем?
- Защищайся!
Снежок, несмотря на предупреждение, оказался полной неожиданностью. Стряхнув его бренные останки со лба и шевелюры, Савиньяк наклонился, готовя орудие возмездия.
Они носились по дорожкам, обстреливая друг друга и хохоча. Пару раз Валентину удавалось оторваться и подготовить несколько «боеприпасов» до подхода Арно, так что его встречал настоящий залп, но, спасатели не отступают, а Савиньяки не сдаются. Преодолев «заградительный огонь» Арно повалил противника на заснеженную клумбу, потребовав признать свое поражение и молить победителя о пощаде и снисхождении.
- Коварное нападение на мирного меня не останется безнаказанным. Надеюсь, ты это понимаешь?
Арно наклонился ниже, хищно оскалился и с удивлением почувствовал, как вздрогнул Валентин. Замерз, что ли?
- Предлагаю контрибуцию.
- Посмотрим. Контрибуция должна соответствовать моей великой победе.
- Конечно.
Арно поднялся, потянул за руку Валентина и, пока тот отряхивался, расстегнул дубленку.
- Арно, застегнись обратно.
Валентин не отводил взгляда, но почему-то казалось, что он смотрит не столько с упреком, сколько с... восхищением? Желанием? Примерно так половина студентов университета смотрели на Марианну Капуль-Гизайль, секретаря ректора и самую красивую женщину Соединенных Штатов. Арно затряс головой, белые хлопья разлетелись в разные стороны, и открыл рот для ответа. И тут же закрыл. У Валентина чуть приоткрыт рот и он... покраснел?! Так, стоп. Пить надо меньше, не будут глупости мерещиться.
- Жарко, остыну и…
- И простынешь. Немедленно застегнись, лечить потом не буду. Я не шучу.
Олененок с видимой неохотой подчинился, в душе польщенный такой заботой. Валентин никогда не настаивал на своем с ненужными и безразличными людьми. Когда Айрис на третьем курсе проигнорировала такое же требование, Валентин молча пожал плечами и отошел. А на следующий день, узнав от примчавшейся Селины о першащем горле и температуре, посоветовал вызвать врача. На вопрос недоумевающей Сэль, почему он сам не посмотрит и не скажет, что делать, он спокойно ответил, что все сказал еще вчера, но к нему не прислушались. А раз так, то пусть вызывают «настоящего» врача и выполняют его предписания.
Дома Арно благоразумно не стал возвращать джемпер, рассудив, что производить на Валентина впечатление, расхаживая по квартире полуголым было бы глупо. В первый раз это сошло за шутку, но сейчас… Да и никогда Зараза не интересовался парнями, все его романы и короткие, почти случайные знакомства, были исключительно с противоположным полом. А то, что было в парке... Скорее всего, показалось.
Устроившись на табурете, Арно приготовился в очередной раз стать свидетелем священнодействия «Валентин Придд сотворяет кофе». Серьезно, на меньший пафос этот процесс не тянул – тот даже приобрел после долгих придирчивых поисков жаровню, чтобы готовить любимый напиток по всем правилам.
Вот и сейчас, устроив свою бронзовую любимицу с мелким белым песком, который тоже специально купил, «чтобы равномерно нагревался и отдавал тепло, не примешивая посторонние запахи», над огнем, Валентин достал ручную мельницу для кофе. Впервые ее увидев, Арно решил, что она для декора и еще удивился, как это Валентин, такой ярый поклонник высоких технологий выбрал эту допотопную штуку. А узнав, что она не для красоты и вовсе обалдел. Когда вернулись способность рассуждать и членораздельная речь, он первым делом поинтересовался у Валентина, почему тот не купит себе нормальную кофемолку и кофеварку и тут же об этом пожалел. Друг прочел ему целую лекцию о том, что электрические кофемолки убивают вкус и аромат, что те же качества не могут раскрыться при приготовлении напитка в кофеварке… и много чего еще узнал Арно из этой прочувствованной речи. Большую часть он тут же забыл, но вынес для себя несколько важных пунктов.
1. С Валентином о кофе не спорить. Никогда.
2. Кофемолку и кофеварку ему не предлагать. Никогда. Даже в шутку.
3. В процесс приготовления не вмешиваться. Опасно для жизни.
Тем временем Валентин уже все перемолол и засыпал в две джезвы – керамическую и медную. Арно усмехнулся – это тоже были приветы с каникул: медная куплена в Испании, «где уж точно знают, как и в чем готовить кофе», а керамическая – в Греции, чьи кофейные традиции так же вызвали одобрение Валентина. Венцом круиза по Средиземному морю, который им подарили родители в честь окончания университета, и стало приобретение жаровни на одном из многочисленных базаров Стамбула. И, разумеется, на каждой стоянке он бдительно инспектировал рынки и лавки на предмет необычных сортов кофе и их смесей, а так же подходящих пряностей.
Валентин поставил джезвы в песок, добавил специи – Арно узнал корицу, имбирь, кардамон и ваниль, и достал бутылку красного портвейна.
- Откупорь, пожалуйста, мне нужно помешивать.
- Ты же, вроде, кофе готовишь? – удивился Олененок, выполняя просьбу.
- Готовлю.
- И ты говорил, что выпили мы сегодня уже достаточно.
- Вина – да.
- А портвейн зачем?
- Сейчас увидишь.
Валентин поочередно встряхнул обе джезвы, отчего по всей кухне разлилась мощная и плавная волна аромата арабики и специй, и влил в них вино.
- Во Франции это называют кофейным глинтвейном.
- Тебе-то откуда знать?
- Оттуда, что мы были в Марселе, по пути из Испании в Грецию и сходили на берег. Помнишь, ты еще затащил меня в рыбный ресторанчик?
- Конечно, помню. А еще я помню, что там такого не подавали. Мы же пили сухое розовое вино.
- Точно. А когда ты убежал прикупить сувениры родным, я прошелся по набережной и заглянул в лавку, совмещенную с небольшой кофейней. Один из посетителей как раз заказывал кофе с вином, когда я выбирал зерна. Мы поговорили, я заинтересовался и решил попробовать. Мне понравилось и продавец на пару с местным гурманом дали мне несколько советов, какие вина и какие сорта кофе выбирать и как готовить в холодное и теплое время года. Я некоторое время экспериментировал, но теперь уверен во вкусе.
Продолжая говорить, Валентин неспешно вращал джезвы в песке, время от времени приподнимая их. Когда турки в третий раз «воспарили над барханами», Арно примолк – он уже знал, что к грани кипения напиток нужно подводить трижды и что именно сейчас категорически не рекомендуется мешать.
Валентин переставил джезвы на кедровые подставки – привет из Ливии - мгновенно добавившие хвойную нотку к мощному кофейно-пряно-винному оркестру и накрыл специальными крышками. Пока проходили последние минуты настаивания, он взял маленькие тунисские чашечки, больше похожие на фарфоровые стаканчики в мельхиоровых подстаканниках, гревшиеся рядом с жаровней и расставил на столе. Завершающим штрихом стал маленький кувшинчик из того же набора, извлеченный из холодильника – Валентин почти никогда не отцеживал кофейную гущу, давая ей отстояться в турке, а потом осаждая остатки в чашке парой капель ледяной воды.
Аккуратно переложив пенку из джезв в чашечки, Зараза тонкой струйкой разлил кофе и добавил воды.
- Оцени.
Арно осторожно пригубил. Не то, чтобы он сомневался в талантах друга – если Валентину надоест быть врачом, он запросто сможет открыть кофейню – просто его натура истинного француза, хоть и выросшего на американской земле, но не теряющего исторических и культурных корней, нервно воспринимала такие манипуляции с вином. Хотя… если отнестись к этому не как к необычному глинтвейну, а…
- Потрясающе!
- Благодарю. Если учесть, что сначала твоя физиономия выражала одновременно ужас и возмущение от моих кощунственных манипуляций с портвейном, то нынешняя блаженная улыбка должна восприниматься, как пять мишленовских звезд.
- Иди ты, - буркнул смущенный Арно. – Я ничего не имею против кофе с коньяком или ликером, но никогда не мог подумать, что он и с вином сочетается.
- Рад, что смог снова тебя удивить. – Валентин поломал плитку шоколада и высыпал кусочки горкой в маленькую пиалу, вообще-то предназначенную для кускового сахара к кофе, но чаще всего несущую груз ответственности за шоколад, засахаренные орешки или цукаты. – Возьми кусочек – на контрасте с горечью, солью и мятой вкус еще ярче.
- Вкусно. А заснуть получится?
- Да, алкоголь и кофеин уравновесили друг друга, кроме того, я варил не очень крепкий.
По телу разливалось тепло, неяркое освещение дарило ощущение покоя и уюта, ароматы кружили голову и необычные вкусовые сочетания возвращали в то жаркое лето, когда они исследовали развалины древних городов, бродили по базарам в поисках восточных диковин и наслаждались солнцем. Сам Арно из той поездки привез несколько затейливых кожаных ремней, отделанных массивными бляхами и украшения для матери.
- Я смотрю, ты уже засыпаешь.
- Д-да, кажется.
- Не «кажется», а точно. Допивай и ложись спать. Ты же выгулял Астрапа перед поездкой?
- Угу…
- Значит, до утра у него все в порядке.
Валентин ушел в спальню и скоро вернулся со стопкой постельного белья, подушкой и одеялом. Венчал сооружение знакомый комплект.
- Держи свою пижаму.
- Привет, радость моя, - преувеличенно бодро поздоровался Арно со своей собственностью, находящейся на постоянном хранении у Заразы. – Он тебя не таскает в мое отсутствие?
Пижаму выбрал ему Валентин, после того, как Арно в третий раз после «посиделок», закончившихся заполночь, остался ночевать у него на диване. Удобные свободные брюки, тонкий трикотажный джемпер и куртка в китайском стиле, «чтобы с утра можно было смотреть на тебя без содрогания, а то ты постоянно норовишь поверх пижамы рубашку или свитер нацепить».
- Гнусные инсинуации. Ты прекрасно знаешь, что у меня есть свои пижамы. И я не понимаю, почему ты не купишь такую же для дома, если она тебе так нравится. До сих пор ведь спишь в футболке?
- Если бы я знал, что и где покупать, вопрос бы не стоял. В прошлый раз, между прочим, я уже почти купил, но кое-кто подкрался сзади, дал мне по шее, обозвал придурком и утащил пить кофе, ничего не объясняя.
- Ты возмущенно булькал до самой кофейни, так что мои объяснения пропали бы втуне. А смысл моего поступка в том, что ты собирался купить низкопробную синтетику.
- И что?
- И то, что летом в ней очень жарко. А зимой холодно даже под твоим любимым одеялом из верблюжьей шерсти. Не говоря уж о постоянном накоплении статического электричества от трения. Было бы глупо сгореть в собственной постели, не находишь?
- Страшилки на ночь выдумываешь? Так нам уже не по десять лет.
- Это не страшилка, а зарегистрированный несчастный случай, нам преподаватель рассказывал. Его молодость пришлась на семидесятые, бум синтетики. Она была настолько популярна, что даже хлопок стали объявлять вредным для здоровья и готовы были упаковываться в капрон с головы до ног. Вот один умник и пострадал: надел по случаю прохладной погоды шерстяную рубашку, а поверх – пиджак из полиэстера. Пока ходил по своим делам, размахивал руками, естественно, что привело к накоплению статического электричества из-за трения. И в одной конторе он случайно встал на коврик, который тоже был из синтетики. Через пару шагов накопившееся электричество дало разряд, и парень вспыхнул. Ему повезло, что синтетика была сверху – приплавилась не к коже, а к рубашке. Ожоги он получил, хорошо, что не смертельные.
- Понятно. А это? – кивнул Арно на «законную собственность».
- А это – безопасно.
- Слушай, а есть у тебя в доме хоть что-то не медицинское и не кофейное?
- Если ты немедленно не отречешься от своих еретических речей, я буду вынужден применить к тебе аутодафе. – Оба рассмеялись и Валентин продолжил: - Но если ты настаиваешь, могу предложить в качестве матраса придверный коврик, его покупал не я, а хозяин квартиры, он резиновый. Хочешь?
- Не дождешься, – фыркнул Арно.
Перебрасываясь привычными подколками, они в четыре руки застелили диван, и Арно был отправлен в душ, чтобы «я был уверен, что ты не уснешь там, если я не проконтролирую». Его уже ожидал персональный стаканчик с бритвой и зубной щеткой – когда он в первый раз попробовал сказать, что обойдется, Валентин продемонстрировал свой фирменный взгляд для «особо тупых пациентов, готовых угробиться, но не лечиться» и бунт был подавлен в зародыше.
Быстро совершив необходимые гигиенические действия, Арно уступил ванную Валентину и юркнул под одеяло. Шторы в гостиной по-прежнему были открыты, было видно, что снег продолжает укутывать город. Унд таинственно мерцал, словно был фигурным окном в глубокий космос. Было тепло и уютно, несмотря на неработающие батареи, пряно-кофейный запах неведомым образом не бодрил, а убаюкивал и валентиново пожелание спокойной ночи прошло почти по самому краю сознания. Не успев ответить, Арно провалился в сон.
****
Утро встретило его ярким солнечным светом и возней на кухне.
- Доброе утро! – громко сказал Арно, потягиваясь и выбираясь из постели. Рядом с изголовьем ждала пижамная куртка, которую Арно незамедлительно надел, хотя в квартире ощутимо потеплело.
- Доброе. Умывайся и будем завтракать, - донесся голос Валентина.
Быстро приняв душ, побрившись и почистив зубы, Арно пошел на запах и не поверил своему носу.
- Пончики? – недоверчиво спросил он.
- Есть возражения?
- Никаких! Обожаю! Как ты с утра не поленился?
- Это не я. Каждое воскресенье сын соседей подрабатывает. Разносчиком пончиков, – пожал плечами Валентин.
- Нет такой профессии, – фыркнул Арно.
- Я тоже так думал. Но его услуги пользуются необычайным спросом. Особенно зимой. Я слышал, что маленький Мигель подумывает бросить школу и перейти на полный рабочий день.
Валентин улыбнулся, выжимая сок из апельсинов и Арно внимательно его оглядел.
- Ты прямо падишах в этом халате.
- Поэтому и купил.
- Я должен пасть ниц и побиться лбом об пол?
- Если таково твое желание – не смею препятствовать.
Они ненадолго замолчали, сосредоточившись на завтраке. Когда на столе остался последний пончик, Валентин встал, чтобы приготовить кофе.
- Какие планы?
- Никаких, но придется выгуливать Астрапа, иначе он мне всю квартиру разнесет.
- Сегодня солнечно и тихо – как насчет прогулки в Центральном парке? Зайдем к тебе, возьмем его с собой. Можно будет даже на коньках покататься – в прошлый раз было весело.
- Отлично! Мы сто лет… Ты что делаешь?!
- Кофе, - невозмутимо ответил Валентин. – А что вызвало столь бурную реакцию?
- Слушай, я уже почти не удивляюсь твоим экспериментам, я помню, что изначально кофе варили с солью. Но… мне сейчас показалось или ты чеснок туда кинул?
- Не показалось. А еще уже упомянутую тобой соль и перец. Да не волнуйся ты так, люди пьют это и никто еще не отравился. Помнится, вчера ты был в шоке от идеи варить кофе на крепленном вине, но результат тебе понравился. Почему сегодня я снова удостоился недоверия?
- Валентин, чеснок кладут в мясо и рыбу. В овощи еще. Но не в напитки.
- Ты слишком старомоден. Попробуй сначала, а потом критикуй.
Арно осторожно отпил горячий кофе и удивленно приподнял брови. Соли было ровно столько, чтобы смягчить вкус, пикантная острота была в послевкусии, заставляя губы чуть гореть, а чеснок… Его словно бы и не было – ни запаха, ни вкуса. Если бы собственными глазами не видел, как Валентин добавляет пару долек в джезвы, ни за что бы не догадался.
- Я вижу, ты не спешишь скончаться от отравления?
- Извини. Ты когда-нибудь перестанешь меня удивлять?
- Нет. Допивай и раздевайся.
Арно поперхнулся, а Валентин, выдержав почти театральную паузу, закончил:
- Ты думаешь, я не заметил, как ты тер локоть или не разглядел синяк? Ты вчера так отключился, что даже не почувствовал, когда я втирал мазь. Как самочувствие, кстати?
- Не болит! Я и внимания не обратил. Спасибо.
- Не за что. Предъяви конечность для осмотра.
Осмотр показал, что припухлость спала, локоть почти не болит и идет на поправку. Еще раз втерев какую-то мазь, Валентин велел снова одевать вчерашний джемпер, заявив, что шелковая рубашка прекрасно доберется до дома в рюкзаке.
- Потом вернешь, - отмахнулся он, когда Арно напомнил, что джемпер, вообще-то, дарили Валентину.
****
Астрап встретил их радостным лаем, и попытками вылизать сразу обоих. Валентин, потормошив пса, разулся и прошел в гостиную. Как всегда – творческий беспорядок, именуемый в просторечье бардаком. Несколько раз он проводил эксперимент, раскладывая и развешивая вещи Арно по местам, после чего ему приходилось выслушивать панические вопли в трубке, когда Олененок не мог ничего найти. При этом в родном хаосе тот ориентировался с закрытыми глазами.
Суббота завершилась вничью. А дважды он оказывался близок к полному поражению. В первый раз – после фильма. Если хотя бы половина показанного – правда, Арно ежечасно рискует жизнью. Во второй раз – в сквере, когда дурной Олененок расстегнул дубленку. Черный джемпер с золотыми снежинками отлично сочетался с его темными глазами и вечно растрепанными волосами. Когда Арно яростно замотал головой, разбрызгивая вокруг белые хлопья, Валентину захотелось сделать то, от чего жар прилил к щекам. Забавно, ему-то казалось, что после десятка разнообразных романов он разучился смущаться.
Проверив собачьи миски и убедившись, что Астрап подчистую уничтожил все, что с вечера оставил щедрый хозяин, Валентин насыпал корма, предупредив собаку, что лучше съесть все прямо сейчас, ведь прогулка предстоит долгая. Ретривер незамедлительно последовал доброму совету.
Вытащив из рюкзака и повесив в шкаф многострадальную рубашку, Арно покидал туда собачье «приданое»: мячик, пакеты, пачку влажных салфеток и небольшую упаковку с лакомством для поощрения. Сменив дубленку на зимнюю куртку, он объявил о своей готовности к приключениям.
****
Центральный парк встретил их толпами горожан, соблазнившихся хорошей погодой и выбравшихся сюда для единения с природой. Астрап мгновенно подружился с хрупкой, но очень сильной афганской борзой, с которой можно было бегать наперегонки, и массивным ньюфаундлендом, которого держала на поводке такая маленькая девочка, что казалось, это пес ее выгуливает, а не наоборот.
Взяв напрокат коньки, и велев Астрапу сидеть рядом со скамейкой, охраняя рюкзак, они устремились на лед. Катались они оба неплохо, поэтому удалось оторваться по полной, гоняясь друг за другом и лавируя между другими отдыхающими. Арно упал только однажды, да и то от удивления. На очередном круге Валентин, пролетая мимо, быстро потрепал его по волосам. Савиньяк так обалдел от неожиданной ласки, что не заметил, как влетел в ограждение.
К порядку их призвал лай Астрапа, который намекал, что у него стали замерзать лапы от долгого сидения и что пора перекусить. К счастью, в ближайшей закусочной нашелся зал для посетителей с собаками, где пес отогрелся и поел вместе с ними.
Еще немного погуляв по аллеям и побросав мячик, всякий раз улетавший в заснеженные кусты, куда тут же нырял пес, а следом за ним и сам Арно, они пришли к выводу, что пора по домам – солнце садилось и не хотелось возвращаться в сумерках.
- До следующего пикника? – улыбнулся Арно, остановившись недалеко от своей улицы.
- Еще в чате пересечемся, - усмехнулся Валентин, потрепал Астрапа между ушей, пожал руку Арно и направился к станции подземки.
- Ну, что, приятель, домой – сушиться и отогреваться? Сегодня я, так и быть, угощу тебя кусочком из моих мясных запасов.
Радостный лай дал понять, что идея принята и одобрена.
****
19.00. Пакостник: Ненавижу идиотов.
19.02. Ледяная Зараза: Не советую попусту тратить нервы. Это явление неискоренимо. Что случилась?
19.05. Пакостник: Очередная безмозглая курица. Надо запретить иметь детей тем, у кого IQ ниже, чем у табуретки.
19.07. Ледяная Зараза: Может быть, ты расскажешь подробнее?


Отправив ответ, Валентин потянулся и вернулся к ноуту. Возле ника Арно мигала иконка с рычащим львом и статус: «Не подходить - убью». Собеседник молчал и Придд отправился на кухню сварить себе кофе. У него день тоже выдался не из легких, но скорее он был суматошным, чем тяжелым – ни одного сложного случая, зато с десяток более простых.
Недоеденный мятный шоколад на столе напомнила о прошедших выходных и Валентин улыбнулся. Как обычно и бывает с Арно, все получилось даже лучше, чем он надеялся. Дружеские перепалки, сдобренные намеками, застывшая прозрачным туманом недосказанность, искреннее пузырящееся веселье – от этого было так хорошо, что с утра в понедельник его не раздражал даже заведующий терапевтическим отделением Чарльз Давенпорт. Обычно Валентин с трудом выносил таких людей: энергии много, а ума мало. Но стоило вспомнить, как прошлым утром Арно носился по Центральному парку вслед за Астрапом, а потом вместе с ним же валялся в снегу – тянуло улыбнуться.
С горячей кружкой в одной руке и пиалой с шоколадной горкой в другой Валентин вернулся за стол.

19.35. Пакостник: Решила устроить мужу «романтический вечер». По всему дому – свечи и эти дымящие лампы, которые так любит Мэллит. Потом «в магазин, тут рядом, на пять минут за специями». А дома трехлетняя дочь. С открытым огнем, шторами, коврами и кипой каких-то документов.
19.37. Ледяная Зараза: Девочка жива?
19.38. Пакостник: Да, но сильно пострадала.
19.40. Ледяная Зараза: Сочувствую.
19.41. Пакостник: Мы с Йоганном еле успели. В коридоре рухнул потолок, пока пробрались... Ариго скорую вызвал, ее отвезли в больницу.
19.43. Ледяная Зараза: Ты ни в чем не виноват, Арно. Ты спас ей жизнь.
19.44. Пакостник: Спасибо.
19.45. Пакостник: Я без сил.
19.47. Ледяная Зараза: Иди спать.


Иконка окрасилась в темно-серый. Арно вышел из сети. Валентин искренне надеялся, что он и в самом деле пошел спать. За год это уже не первый такой случай, иногда Олененок делился с ним такими историями. После первого раза Арно напился едва не до бесчувствия. В тот раз семилетний мальчишка чуть не задохнулся от дыма. После второго – просидел всю ночь в баре, но пил только воду. После третьего – проспал больше десяти часов. Валентин по себе знал, что это единственный способ продолжать работать и остаться при этом человеком – выплеснуть злость и обиду, а потом отключиться. Оба они знали, на что шли, никому и в голову не приходило бросить любимую работу. Но если каждую смерть и каждую рану принимать как свою – окажешься в кабинете психиатра и хорошо еще, если не в сумасшедшем доме.
****
Валентин вошел домой, аккуратно повесил ключи на специальный крючок и улыбнулся. Сегодня он был свободен от дежурства и решил продолжить игру. Половина седьмого. Сейчас Арно как раз должен копаться в своих безразмерных карманах в поисках ключей от квартиры. А ровно через десять минут нанятый курьер позвонит к нему в дверь и передаст конверт. И кое-что еще. Конечно, Олененок сразу догадается, от кого подарок, но смысл раунда не в том, чтобы это утаить. В воскресенье счет сравнялся, а вчера измученному Арно было не до этого.
Валентин разулся и с удовольствием растянулся на диване. Наверняка в чате его уже ждет сообщение, но за ноутбук он сядет позже. Если выйти в онлайн сейчас, Арно просто задаст вопросы. А если подождать хотя бы час – он начнет гадать, что именно Валентин имел в виду таким посланием и кое о чем уже не спросит.
Ничего особенно в подарке не было – всего лишь бутылка любимого вина Арно и сувенирная каска пожарного. В конверте – сертификат на конную прогулку в Центральном парке с открытой датой, действительный до конца января. Валентин изогнул губы в улыбке. Самым главным было другое – рукописная надпись на конверте: «Я горжусь тобой. Особенно после фильма». Придд себе не изменял – он не никогда не лгал Арно, написанное было правдой. Но дело даже не в этом. Он с самого детства предпочитал печатать, а не писать. В школе, конечно, приходилось пользоваться чернилами, но сам, по своей воле он в последний раз брался за ручку во втором классе, когда Олененок заболел ветрянкой, войти к нему было нельзя, поговорить через окно – тоже, и Валентин криво нацарапал на последнем листке тетради: «Не болей. Мне без тебя плохо» и подсунул под дверь его комнаты. Любопытно, вспомнит ли Арно о той записке?
Прозвенел заведенный на семь утра будильник и Валентин сонно потянулся. И тут же понял, что вчера заснул не в кровати, а на диване. Как шутит иногда Арно: «Моргнул, проснулся в две тысячи сотом». Он лениво потянулся за ноутом. Вчера он в сеть так и не выбрался, но это даже неплохо. Даже любопытно, что надумал Олененок за вечер? Чат загрузился, приветственно замахал щупальцем улыбающийся осьминог.

Вчера, 20.30. Пакостник: Спасибо! Каска супер. Через две недели у нас мальчишник, Йоганн женится, я как раз думал, в чем бы пойти. А в честь чего праздник?
Вчера, 22.00. Пакостник: Ау! Ты жив там?
Вчера, 23.30. Пакостник: Если умер – сигнализируй, у меня есть годный некромант на примете.


Валентин довольно улыбнулся. Про записку Арно не спросил, но праздновать победу рано. Просто так он помянул некроманта или вспомнил тот совместный киносеанс и тоже играет? Что ж, видимо, этот раунд следует засчитать вничью.
Желтое солнышко с высунутым языком возле имени Арно ясно показывало, что он благодушен и в сети. Валентин зевнул и быстро набрал сообщение.

07.05. Ледяная Зараза: Вчера уснул прямо на диване. Надо меньше работать. Праздник – через неделю Рождество, ты забыл?
07.06. Пакостник: О, какие люди воскресли из небытия! Я давно говорю, что тебе надо завести домашнего любимца – пес или кот не дадут тебе дрыхнуть, где попало. Тем более, на их диване.
07.08. Ледяная Зараза: Во-первых, этот диван мой. Во-вторых, хватит с меня и одного любимца, второго не переживу.
07.10. Пакостник: Сам ты животное.
07.11. Ледяная Зараза: Я имел в виду Астрапа.


Арно молчал минут десять и Валентин улыбнулся. Пять-четыре.

07.22. Пакостник: Раз так, погуляй с ним вечером, а? Меня Ариго засадил на ночное дежурство. Отдых – час. Я успею что-то одно - или перекусить в ближайшей пиццерии, или погулять с этим чудовищем.
07.25. Ледяная Зараза: Договорились. Не могу позволить, чтобы ты так страдал.
07.27. Пакостник: Да уж, если я сдохну от голода, ты не переживешь. Ладно, я убежал. Удачи!


Солнышко в последний раз показало язык и пропало. Валентин еще раз перечитал последнее сообщение. Что ж, Арно. Пять-пять.
****
- Ко мне!
Астрап подбежал, виляя хвостом. Валентин пристегнул к ошейнику поводок.
- Прости, но я думаю, что нам пора домой. Холодно.
Любимец Арно уткнулся носом в затянутую в перчатку ладонь, словно извинялся. Валентин погладил его по мохнатой голове, намотал поводок на руку. Пес степенно зашагал рядом по темной улице, освящаемой лишь рассеянным светом фонарей.
- Неподходящую работу твой хозяин выбрал, верно? – обратился Валентин к Астрапу. – Редко бывает дома, ночные дежурства, вызовы. Ты, наверное, скучаешь. Любишь его?
Ретривер громко тявкнул.
- Понимаю, - чуть улыбнулся Валентин. – Я тоже.

Окончание в комментариях

Для Обзоров

Вопрос: Понравился фик?
1. Да  0  (0%)
2. Нет  0  (0%)
3. Ну, хоть рецептик новый узнали...  0  (0%)
4. А картинки зачем?  0  (0%)
5. Хочу продолжение  0  (0%)
6. Под пиво сойдет  0  (0%)
7. Работай - и рано или поздно напишешь что-нибудь стоящее  0  (0%)
Всего: 0
Всего проголосовало: 0

@темы: фанфики, приддоньяк, картинки, ОЭ, Вечная игра

URL
Комментарии
2015-11-04 в 05:45 

читать дальше

URL
2015-11-04 в 05:46 

читать дальше

URL
2015-11-05 в 11:41 

Veter na doroge
Я вышел в путь...
Вы рано запаниковали. У вас нет остальных записей потому, что комменты оставляете вы сами) Но если пишет другой - все должно быть
Хотя...

2015-11-05 в 20:14 

любитель оленей и спрутов
отовраться удалось с большим трудом. в слове оторваться описка :)
я читаю))) интересно)))) просто это по пути, чтобы потом по тексту не искать)

2015-11-05 в 21:46 

любитель оленей и спрутов
Уфф, очаровательный у вас фанфик, такой добрый и милый, теплый какой-то))))
кстати, вы не повар по профессии? или это Кайлия повар? все, что здесь описано из еды, захотелось попробовать, а из того фика, что на фесте, кое-что даже приготовить захотелось :-D но если серьезно все это читается на одном дыхании, все эти милые подробности, перекликающиеся с чувствами)))
сколько ни читаю фанфиков по этой паре, всегда поражаюсь фантазии авторов)) Арно пожарник)))))))))) но я в него, такого, верю :vo:
с предвкушением ожидам, какова будет месть Арно))))))) чувствую, он в долгу не останется)))

2015-11-06 в 08:32 

любитель оленей и спрутов, спасибо за теплые слова. Месть близка, не сомневайтесь. Нет, ни одна из нас не является поваром, просто учитывая перфекционизм Валентина, было бы глупо предположить, что являясь фанатом кофе, он будет пить растворимый Нескафе или примитивно засыпать в кофеварку обычный кофе, купленный уже смолотым. Перелопатили кучу сайтов и форумов бариста и ценителей, чтобы найти самые подробные и интересные описания. Так что это не последнее "кофейное откровение" для Арно.
И нет, это не опечатка. Арно именно что врал напропалую о причинах "выпадения в астрал".
Профессии и увлечения для ребят выбраны Кайлией, а я развила предложенную тему. Астрап и Унд - так же ее находка.

URL
2015-11-06 в 11:34 

любитель оленей и спрутов
НеЛюбопытное созданье,
И нет, это не опечатка. Арно именно что врал напропалую о причинах "выпадения в астрал". ох, извините)))) вспомнилось тут, в одном фике было, читатаели все время исправляли слово "атсрал" вместо астрал, так, что автор в конце концов вынес в шапку заявление о том, что это не опечатка)))) а так и задумалось)))
но мне все равно есть что поправить :tease2: В первом комменте : Не их в первый раз. а?
Перелопатили кучу сайтов и форумов бариста и ценителей, чтобы найти самые подробные и интересные описания вы очень серьезно подошли к делу)) именно из-за этого читать так интересно)) текст сразу становится гораздо более насыщенным. продуманным, ну и просто
"живым" в итоге) и читатель от этого выигрывает, дас)
с пожеланием удачи :hey:

2015-11-06 в 15:22 

любитель оленей и спрутов, вай мэ, позор на мою "седую" голову! Спасибо, исправила. Постараюсь и дальше вносить побольше интересных деталей.

URL
2015-12-24 в 14:59 

freir
"Только у нас - патентованные капли Валентинин от излишней горячности и несдержанности"
Очень здорово и классно. Вот по таким фикам я соскучилась! Вот такие фики надо раздавать в виде антидепрессантов!
Спасибо.

2015-12-24 в 15:44 

Доброго времени суток, freir!
Всегда пожалуйста!
Постараемся и дальше не давать вам скучать. И долой депрессию!

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Из глубин. Сердца

главная