19:54 

Деанон

Название: Цветные сны
Автор: Кайлия
Соавтор: НеЛюбопытное созданье
Категория: Слэш
Пейринг: Арно Савиньяк/Валентин Придд
Рейтинг: NC-17
Жанр: Romance, angst, hurt/comfort, modern-AU, магические существа,
Размер: Макси
Статус: Закончен
Дисклеймер: Ни на что не претендую, играюсь :)
Примечание: Автор этого фика - Кайлия. Я появилась уже позднее, вначале как бета и уже потом как соавтор. Собственно, с этого и началось мое фикрайтерство - до этого только придумывала, но никогда не записывала. Поскольку собственного дневника у Кайлии нет и она пока не планирует его заводить, то выкладываю у себя.
Отредактированная версия, но если вы заметите опечатку или неточность - буду рада указанию.

В процессе написания накопилась куча визуализаций, наконец-то делюсь.
Прошу любить и жаловать - оленья мать, визит в госпиталь.

Она же, но уже на праздновании Весеннего Излома

Не собиралась искать её, но, наткнувшись в сети на этот кадр, сразу подумала, что это - вылитая Каролина Борн

А предыдущая картинка потянула за собой следующую - "несчастный гиацинт". Хотя напрямую Катарина у нас ни разу не появилась, но выложу, раз уж нашла - как мне кажется, просто идеальное попадание в образ вечной страдалицы.

Барон Констанс Капуль-Гизайль - ни убавить, ни прибавить. Сибарит, эстет, гурман и неглупый человек.

А вот здесь изображен тот самый чудный костюм барона с празднования Весеннего Излома. Модель несколько моложе и стройнее, но мы закроем на это глаза.

Далее, собственно, наряды наших героев с той вечеринки.
Арно (правда, на картинке он в голубом, но общее представление имеется, главное - смокинг муаровый)

Валентин

Герцог и герцогиня Придд

Граф Васспард с невестой

Одинаковые наряды влюбленных марикьяров - Альберто и Кантора

Бласко и Селина в традиционных праздничных костюмах морисков

Елена и Марсель

Кримхильде

Ирэна, пока еще Придд, но скоро - Эпинэ

Франсуа и Айрис


Глава 1

Последний светло-серый кленовый лист опустился на траву. Валентин отхлебнул шадди из высокой кружки и поморщился. Арно сказал бы: «Дрянь!» и был бы прав. За окном хлынул ливень, по стеклу побежали ручьи. Арно, рассмеявшись, распахнул бы окно, ловя струи ладонями. Он всегда говорил, что первый осенний дождь – волшебный и если его поймать, то заветное желание обязательно исполнится.
Валентин выплеснул остывший шадди в раковину, сполоснул кружку и вернулся в комнату. Здесь все осталось по-прежнему. Толстый ковер на полу, большой диван, два письменных стола. На столе Валентина, как и всегда, несколько бумажных книг и лампа. На столе Арно – куча книг, ворох исписанных вдоль и поперек листков, два небольших ноутбука, а в самом центре – модель водного парка развлечений. Его дипломная работа. Валентин хорошо помнил, как Арно долго не ложился спать, потому что маленький игрушечный дельфин застрял в механизме и каскад водопадов перестал работать.

- Арно, - Валентин, зевая, выглянул из спальни, - уже совсем поздно. Почему ты не ложишься?
- Водопады, - отозвался Арно. – Не понимаю, в чем дело! Ведь еще утром все работало. А завтра сдавать на первую проверку.
- Прости. Насколько я могу судить, это я виноват.
Валентин подошел к столу. Арно поднял голову, улыбнулся.
- И что ты натворил?
Валентин привычно прикрыл на мгновение глаза. Минуло уже несколько лет с того дня, как мир обрел для него краски. Тогда они решили вместе снять квартиру поближе к Университету. Спустя месяц Валентин стал различать зеленый цвет. Следом – желтый. А через полгода он видел все оттенки. Происходящее его не удивило. Об этом рассказывали еще в школе: как только полюбишь по-настоящему – увидишь цвета. Паоло, одноклассник Валентина и Арно, тогда спросил учителя, станет ли мир цветным, если любовь безответна? Ответ учителя, увы, вспоминался теперь слишком часто: «Когда Вы полюбите ту самую девушку, Паоло, Вы увидите цвета, даже если она не ответит Вам взаимностью. Цвета для Вас исчезнут лишь в том случае, если Вы разлюбите ее или она покинет этот мир». Валентину казалось, что он любил Арно всегда. Но если верить легенде, в настоящее чувство это переросло всего лишь четыре года назад. И ни за какие сокровища в мире Валентин бы не признался другу в этом. Потерять Арно он не мог. Что угодно, только не это.
- Я подумал, что дельфин будет лучше выглядеть в верхнем бассейне. Пока я наблюдал, все работало. Наверное, его все-таки унесло водопадом, и он повредил что-то внутри. Прости.
- Ерунда, - отмахнулся Арно. - Если так, то дельфина я спасу. Иди спать.
- Я хотел бы помочь.
- Тогда тащи стул и хватай отвертку.


Дождь забарабанил еще сильнее и юноша вздрогнул. Неделю назад вышла та глупая ссора, а когда он проснулся сегодня утром – цвета пропали. Валентин знал, что его чувства не угасли. А это значит...
Юноша вышел на балкон. До матери и старших братьев Арно ему дозвониться не удалось. Может, оно и к лучшему. Такие новости могут подождать. Все равно уже поздно. На темно-сером небе сверкнула молния, и Валентин вдруг бросился к окну, распахнул его настежь и высунул на улицу сложенные лодочкой ладони.
- Я хочу знать, что произошло с Арно!
Разумеется, никто не отозвался, и в окно не влетела астэра или ангел с ответами на все вопросы. Валентин отряхнул руки и вернулся в комнату. Глупость. Но сейчас он был готов поверить в любую чушь, лишь бы оставалась какая-то надежда. Если бы он только знал, чем закончится эта глупая ссора…

Арно уже неделю лежал с тяжёлым гриппом и Валентин совсем извёлся. Другу было так плохо, что он даже не ехидничал. Почти все время тихо, не шевелясь, лежал под одеялом, пил таблетки и благодарил Валентина за помощь.
- Арно, как ты себя чувствуешь? – Валентин присел на край кровати.
- Плохо. Прости, я хочу спать.
Валентин кивнул и вышел из спальни. Усталость и тревога за Арно сделали свое дело – сдерживаться становилось все труднее. С каждым днем Валентину все больше хотелось рассказать о своих чувствах. Друг и так знал, что он видит цвета, знал, что безответно любит, только не знал, кого. Валентин не говорил, а Арно не расспрашивал. В семье потомственных юристов не учили риску. Сам Валентин изучал астрономию, но в предках до пятого колена были сплошь юристы и экономисты. Его с детства учили просчитывать последствия любого решения и рисковать только в случае гарантированной победы.
- Валентин!
- Что, Арно? – заглянул Валентин. – Что-то случилось?
- Прости, - тихо прохрипел Арно, - принеси теплой воды. В горле жжёт. И, если хочешь, побудь здесь. Не спится.
Валентин молча поставил стакан на прикроватный столик и устроился в кресле напротив. «Если хочешь». Когда он поделился с братом своими сомнениями, Джастин только сказал: «Зря молчишь. Ты хорошо лжёшь, Валентин. Всем, кроме Арно». Брат ошибся. Валентин успешно лгал целых четыре года. Всякое терпение имеет предел. Признаться или молчать?
- Ну, - Арно выпил воды и откашлялся, - докладывай, как там у вас дела на далеких звездах.
- Обязательно, - улыбнулся Валентин, - только у тебя через неделю коллоквиум, поэтому сначала я почитаю вслух твои лекции, а уже потом расскажу все, что захочешь.
- Валенти-и-ин… – застонал Арно и плотнее завернулся в одеяло.
«…ти-и-ин» - юноша вздрогнул. Когда Арно так тянет его имя, хочется выть. Это слишком... Слишком близко. Слишком... интимно.
- Молить о снисхождении бесполезно, - продолжил Валентин. – Вчера мы остановились на середине четвертой лекции.
- Ты – изверг, - посетовал Арно и чуть слышно засмеялся.


Дождь понемногу затихал. Вспоминать ссору не хотелось. Валентин с ногами забрался на диван и положил голову на высокий подлокотник. Так иногда засыпал Арно, когда слишком засиживался за своими любимыми шпионскими фильмами. Сам Валентин предпочитал сюжеты о природных катастрофах. Юноша вслепую нащупал на полу пульт и нажал «Воспроизведение». На экране появилась хорошая знакомая картинка – Рамиро Алва в роли злодея взламывает какой-то компьютерный код. Одна из любимых картин Арно.
- Валенти-и-ин…
Задремавший Валентин вскочил так, что едва не перевернул диван.
- Валенти-и-ин!
Мать предупреждала об этом. Если горе затолкнуть вглубь, если его не пережить и не выплакать, рано или поздно оно сведет тебя с ума.
****
- Кретин! – выругался Арно. - И что меня понесло в Университет на ночь глядя?!
- Не «что», а «кто», виконт Арно Сэ. Рад познакомиться. Правда, опасаюсь, что для Вас наше знакомство окажется не столь приятным.
- Виконт? Кто Вы? И с какой луны Вы свалились?
- Я знаю, что в Ваше время титулы не имеют такого значения, однако, за века я к ним привык, поэтому прошу простить мою маленькую слабость. Я, как Вы изволили выразиться, ниоткуда не свалился. Кто я – Вам все равно не понять. С Вас достаточно будет и того, что Вы и Ваш друг, наследник герцога Придда, Валентин, мне, скажем так, не нравитесь.
- Взаимно. И, раз уж Валентина здесь нет, я спрошу за него: чем мы изволили Вам так не угодить?
- Волны и Молния не должны соединиться.
- Глупые сказки!
- Тем лучше, что Вы так думаете, виконт Сэ. Искренне надеюсь, что Ваш друг столь же... недальновиден. Прощайте, виконт Арно Сэ. Мы больше не встретимся. Ах да, едва не забыл. Вы – по другую сторону Кэртианы. Выражаясь проще – в зазеркалье. Искренне советую Вам провести оставшиеся несколько дней с пользой. В Кэртиане миллионы зеркал. Люди почему-то любят смотреть на свое отражение. Вы сможете увидеть все, что пожелаете, поселиться в любом доме. Но Вам не выйти отсюда.
Арно ничего не ответил собеседнику, надежно укрытому темнотой. Какой-то дурацкий сон, но проснуться не получается. Незнакомец посоветовал выбрать зеркало – что ж, во сне свои правила. Арно закрыл глаза и представил место, где хотел бы оказаться больше всего на свете – квартиру, которую они снимали вместе с Валентином.
Перед ним заклубился туман, но через мгновение он рассеялся и Арно увидел перед собой хорошо знакомую комнату. Экран едва светился, шли титры. На диване, свернувшись, спал Валентин. Как бы то ни было, друг поможет проснуться.
- Валенти-и-ин!
****
- Позволь выразить тебе искреннее восхищение, Страж Этерны, ты великолепно справился со своей задачей. Или прикажешь звать тебя твоим прежним именем, несостоявшийся Повелитель Волн?
Крысоподобный монашек из недавно возрождённого Ордена Истины сомкнул руки в замок и улыбнулся. И тут же Страж взвыл от боли.
- Как загадочна и капризна судьба, ты согласен, Сын Волн?
Тот, кого давным-давно звали Юстинианом, промолчал, в его глазах полыхнула ненависть, но здесь и сейчас он был бессилен. Этот крысёныш волен сделать с ним всё, что пожелает, может даже убить. Как это случилось? Почему истинники получили полную власть над теми Стражами, что посещали Кэртиану? Этого бывший наследник Повелителя Волн, а ныне Страж Этерны Юстиниан Придд не знал. Несколько месяцев назад один из них отправился в Кэртиану. Многие Стражи посещали некогда родные миры, а потом возвращались назад. Но на этот раз ушедший не вернулся. Юстиниан ушел в Кэртиану, чтобы найти пропавшего и попался этим трусливым крысам, уничтожившим Стража. Ему показали то, что осталось от тела после многочисленных пыток. Яркие зеленые глаза и ироничную ухмылку не узнать было невозможно. В каких бы страшных мучениях ни умер Страж, провинившийся лишь тем, что любил этот мир, им не удалось сломать его.
- Я разочарован, сын Повелителя Волн. Оказывается, вы слишком слабы. И слишком боитесь боли...
Монашек сжал левую ладонь в кулак, и Юстиниану показалось, что у него вырывают сердце. Горло перехватило тугой петлей, боль ледяными волнами расходилась по телу. Он не выдержал и взвыл.
- Что… еще?.. – выдавил ослеплённый болью Страж.
- Ничего, - дружелюбно улыбнулся монашек, - нам ничего больше от тебя не нужно. Ты убил виконта Арно Сэ. И ты даже не понимаешь, что натворил на самом деле. А хочешь узнать это напоследок, Страж? Тебе любопытно?
Юстиниан вдруг улыбнулся. Монашек убьёт его. Уничтожит, как только вволю наглумится над беспомощным пленником.
"Вот только ничего у вас не выйдет. Вам не найти виконта Арно Сэ до тех пор, пока их души с наследником Повелителя Волн не срастутся настолько, что смогут преодолеть границу между обеими сторонами Кэртианы. А когда это случится, крысёныш, будет слишком поздно. До судьбоносного Излома осталось совсем немного. Вы сделали все, чтобы жители Кэртианы перестали верить в легенды. Вы сделали все, чтобы в этом мире как можно меньше людей видели цвета. Вы чувствуете, когда души начинают сближаться и разрываете связь. Но не в этот раз. Юноша из Дома Волн по имени Валентин слишком долго и слишком умело лгал о своих чувствах. Он спрятал их так глубоко, что даже вы ничего не заметили. Лишь единожды он забылся и вы узнали. Разорвать связь вам уже не удалось и потребовалось убийство. Что ж, ты больше не чувствуешь Арно в этом мире, крысёныш. Пока он в безопасности. Я сделал всё, что мог".

Глава 2

- Валенти-и-ин!
Валентин медленно приблизился к зеркалу и резко отпрянул. Своего отражения он не увидел, зато увидел Арно, который радостно ему улыбнулся. Не может быть, этого просто не может быть. Валентин хлопнул в ладони и мрак в комнате рассеялся. Это тоже была идея Арно – две настольные лампы, которые реагируют на хлопки. Вспыхнувшая на мгновение надежда осыпалась пеплом, цвета не вернулись. Значит, Арно в отражении – это всего лишь галлюцинация, игра больного воображения, реакция на стресс.
- Ты оглох, что ли? – недовольно проворчала галлюцинация.
- Это ложь. Ты умер.
- Совсем сдурел? С чего ты решил, что я умер? – озадачился Арно. – Неделю назад ты заявил, что не желаешь меня видеть, что, как ты выразился, «устал от меня до смерти», и что я могу убираться, куда хочу. Я убрался в гости к Эмилю, он давно звал. А вчера вернулся в город, собирался прийти домой и спросить, какие Закатные кошки тебя покусали, но почему-то свернул в Университет.
- Но ты сейчас находишься не в Университете, - возразил Валентин, - ты в нашем зеркале. Ты можешь это объяснить?
- Если я попробую, ты не поверишь, - Арно в зеркале покачал головой.
- Я тебе и так не верю. Ты ничего не потеряешь.
Пока Арно говорил, Валентин всё внимательнее вглядывался в него. Несколько раз Арно ему снился, однажды он видел его даже в бреду, когда лежал с лихорадкой. Но прежние галлюцинации не были такими живыми. В конце концов, что он теряет, если просто попробует поверить?
- Соображаешь, - одобрил Арно.
- Откуда ты знаешь, о чём я думаю? – чуть улыбнулся Валентин.
Стоило лишь на мгновение допустить, что там, в зеркале, настоящий Арно, как тяжесть в душе растаяла бесследно.
- Я слишком давно тебя знаю, - отмахнулся Арно. – Валентин, ты что-нибудь понимаешь?
- Нет, пока не понимаю. Но обязательно разберусь и вытащу тебя оттуда.
Зеркало на мгновение затуманилось, и Валентин испугался. Неужели все это и правда, лишь игра воображения и ему предстоит потерять Арно снова, теперь уже навсегда? Туман сгустился ещё сильнее и в нем медленно проступило одно-единственное слово. Валентин застыл в ужасе.
- Валентин? Я тебя больше не вижу! Что происходит?
- Что ты видишь в зеркале, Арно? – с огромным трудом удалось заставить голос звучать спокойно.
- Ничего, только туман. Ты здесь?
Валентин едва слышно выдохнул. Арно не видит этой надписи, не понимает, в чём дело. Пусть лучше так.
- Да, я здесь. Я... тоже не знаю, что случилось. Давай подождём, может быть, туман рассеется?
- А что ещё остаётся? – донеслось из зеркала. - Рассказать тебе о военной базе? Эмиль мне там всё показал! Слушай, ты представляешь, оказывается, в военных самолётах...
Арно говорил, а Валентин не мог отвести взгляд от стекла и ясно начертанного на нём единственного слова: «ложь».
****
С другой стороны стекла донеслось знакомое сопение, и Арно улыбнулся. Хотя зеркало все еще было покрыто густым туманом, он точно знал, как уснул Валентин – сидя на высоком барном табурете перед зеркалом и уткнувшись в сложенные на каминной полке руки. Огромный искусственный камин остался в квартире еще от прежних хозяев. Валентин порывался, как он говорил, «выбросить этот ужас как можно дальше», но Арно не позволил. Этот белый монстр чем-то ему нравился. С ним казалось, что они живут не в обычной квартирке, каких тысячи в Олларии, а в большом старинном замке с какими-нибудь зловещими тайнами.
Арно горько усмехнулся. Когда-то, в далеком детстве, он верил в призраков, во все безумные легенды о другой стороне Кэртианы, в Стражей Этерны и раттонов. Верил, что именно ему суждено найти утерянную часть своей души, что именно он со своей будущей избранницей сможет вновь зажечь пламя Этерны. Но детство быстро закончилось, а вместе с ним забылись легенды, пропала вера в чудеса. Как любит говорить мать: «Если судьба берется насмехаться, она делает это тонко». Стоило перестать верить во всю эту чушь, как чушь обиделась и напала на него. И что теперь делать?
Незнакомец сказал, что ему осталось жить несколько дней. Почему? И как выбраться отсюда? Арно оглядел комнату, все казалось точно таким же, как дома. Вроде бы в столе Валентина была какая-то старая книга, то ли со сказками, то ли с легендами, может быть, и здесь что-то отыщется? Арно подошел к его столу, коснулся ручки ящика и тут же отшатнулся. Кожа на ладони покраснела от ожога. Да что здесь творится?
- Добро пожаловать в Закат, виконт Сэ, - прошелестел женский голос. – Стражи Этерны ничего не помнят, не знают, не умеют. Сын Волн спрятал тебя от зла по другую сторону Кэртианы. Но он забыл, что здесь не выжить людям. Здесь только мы, спутники погибших богов. Вы зовёте это место Закатом, а мы зовём его домом. Сын Волн хотел спасти тебя, но вместо этого погубил. Ты бы мог зажечь пламя Этерны. Но ты слеп, вассал Молний. Один не скажет, другой – не увидит.
- Ты можешь помочь? – у Арно пересохло в горле. Теперь это уже совсем не смешно.
- Я - нет. Он может.
Посреди комнаты вспыхнуло пламя, и полуженщина-полукошка устроилась в любимом кресле Валентина.
- Кто – он?
- Я не могу заставить его открыть душу. Ты – можешь. Одной душе не вырваться. Только вдвоём. Но сможет ли он поверить тебе? Сможет ли раскрыть секрет, который скрывал так долго? Согласится ли рискнуть жизнью? Я не знаю, вассал Молний. Но ты – знаешь. Только так ты уйдёшь отсюда.
- О ком ты говоришь? – разозлился Арно.
- Ты знаешь, вассал Молний. Ты знаешь всё. Знаешь, но боишься признать. Я не могу победить твой страх, виконт Сэ. Ты – можешь.
Огненное видение растаяло в воздухе. Арно бросился к зеркалу. Раздерите кошки этот туман! Он стукнул кулаком по каминной полке. Что теперь делать?
В памяти ярко вспыхнуло воспоминание. Тот самый день, когда он начал различать цвета. Тот самый день, когда Валентин заявил, что больше не желает его видеть...

Из-за дурацкого гриппа Арно вновь начало клонить в сон. Он собирался извиниться перед Валентином, но увидел, что тот тоже задремал прямо на стуле. Арно плотнее закутался в одеяло и тихо чихнул. Будить Валентина не хотелось, он и так за эту неделю вымотался до предела. Его голова чуть склонилась к левому плечу, волосы упали на лицо и он поморщился. Арно сам не раз просыпался от того же. Он вытащил руку из-под одеяла, осторожно убрал с лица Валентина волосы и заправил за ухо. Но как только он убрал ладонь, Валентин тихо застонал:
- Арно... прошу...


Огненная кошка права. В тот день он всё понял. А когда засыпал – вдруг увидел, что его одеяло темно-синего цвета. А потом... глупая вышла ссора. Почему-то Арно чувствовал себя виноватым, хотя за всю неделю, которую просидел у Эмиля, так и не решился попросить прощения. Все не мог найти подходящего момента. Может, сейчас? Арно осторожно прикоснулся к зеркалу и туман постепенно рассеялся.
- Вален...
Арно осёкся. Валентина у зеркала не было.
****
- Что Вам нужно, Валентин? – холодно спросил Вальтер Придд, сурово глядя на сына.
- Библиотека. На случай, если Вы пожелаете мне воспрепятствовать, отец, смею напомнить, что дом, в котором Вы проживаете, официально принадлежит и мне тоже. Вместе с книгами.
Валентин внутренне скривился. Стоило оказаться у порога родного... здания, как вернулась холодная и изысканно-вежливая манера речи. Если бы Арно его сейчас слышал, дал бы шее. Валентин едва удержался от улыбки, вспомнив, что так всегда и начинались их потасовки. Он что-нибудь говорил как по-писаному, Арно смеялся и тянулся к его затылку. Иногда Валентин успевал отклониться, а иногда – нет, и тогда приходилось давать сдачи. Кажется, во время одного такого дружеского боя они и разбили большую зеленую вазу. Сам Валентин огорчился, зато Арно на радостях даже открыл вино. А потом объяснил, что это жуткое хрустальное чудовище ему преподнесла на день рождения однокурсница - Селина Арамона, а он никак не решался его выбросить. Вместе с воспоминанием вернулся и горький привкус ревности. Валентин точно знал, что Арно не влюблен, но Селина или любая другая девушка могут так много... Они могут открыто смотреть на Арно, не боясь, что он заметит их взгляд, они могут любить его, не опасаясь, что он сочтет их безумными.
- Я вовсе не намерен Вам мешать, сын – с издёвкой ответствовал Вальтер. – Вам книги всё равно не идут на пользу. Воспитать Вас достойным человеком не удалось ни мне, ни им.
Валентин вздрогнул и молча направился в библиотеку. Удар по самому больному – отец всегда это умел. И именно Вальтер Придд знает тайну Валентина. И почему-то до сих пор молчит, хотя уже давно мог не оставить от жизни отвергнутого сына камня на камне. Валентин не знал, откуда Вальтеру известно про Арно, но жестокие слова звучали в голове каждый день: «Смею надеяться, Валентин, что Ваш друг не ответит Вам взаимностью. Также я искренне советую Вам молчать. Своего отца Вы уже опозорили. Пожалейте хотя бы его старшего брата. Едва ли Лионель Савиньяк насолил Вам настолько, чтобы заслужить мою участь. Этот дом навсегда останется Вашим, Валентин. Но я Вас видеть больше не желаю. Извольте не попадаться мне на глаза».
В знакомой полутьме библиотеки стало немного легче. Валентин сжал зубы. Неважно. Все это неважно. Главное – вытащить Арно из... где бы он сейчас ни был. Валентин включил свет, приставил в шкафу стремянку и полез вверх. Сейчас в сети можно было отыскать почти все. Почти. Кроме этих старых, никому не нужных сборников легенд, которые уже больше двухсот лет хранятся в их фамильном особняке. Валентин дотянулся до толстого тома в черном переплете и углубился в чтение.
****
- Вы всё равно умрёте, Валентин. Страж Этерны ошибся, когда решил, что сможет нас обмануть. Он защитил Арно, нам не дотянуться до него. Но Вы отсюда живым не выйдете. Или Вы приведёте своего друга и оба умрёте быстро и легко, или через несколько дней здесь Вы будете мечтать о смерти.
- Нет.
- Стоит ли такой жертвы тот, кто даже не понимает Ваших чувств, Валентин? Полагаю, Вам стоит серьёзно подумать. Я дам вам время до утра.
Худощавый монашек шагнул к чёрной двери, но вдруг остановился.
Тяжёлая дверь со скрипом закрылась, Валентин упал на пол и закричал.


- Нет! Валентин!
Арно распахнул глаза и огляделся. Кажется, он задремал перед зеркалом, пока ждал возвращения Валентина. Хвала всем Закатным кошкам, это просто сон!
- По эту сторону Кэртианы не бывает снов, вассал Молний. Только видения.
С незримым присутствием огненной кошки Арно уже смирился, но от её слов застыл в ужасе. Видение?
****
Монашек, наконец, наигрался, и кованая дверь закрылась с тихим скрипом. Валентин с трудом поднялся на колени, дополз до ближайшей стены, привалился к ней и попытался восстановить сбившееся от боли дыхание. Вдруг вспыхнуло воспоминание.

Однажды, совсем ещё ребенком, он застал в саду Ирэну. Сестра сидела на скамейке и теребила в руках белую орхидею, а по щекам текли слёзы. Маленький Валентин тогда испугался: плаксой в доме была Габриэла, на лице Ирэны всегда сияла мягкая улыбка.
- Ирэна, кто тебя обидел? Почему ты плачешь?
- Здравствуй, маленький, - сестра всхлипнула и погладила брата по гладко причёсанным волосам. – Прости, обычно я прячусь лучше. Долгая безответная любовь делает человека неосторожным.


Валентин сделал судорожный вдох. Кажется, становится легче, теперь можно дышать, хоть и с трудом. Наверное, сестра была права. Если бы он так не сходил с ума из-за Арно, если бы так не боялся потерять его, если бы не мечтал так страстно, чтобы и зеркало, и вся эта глупая ссора оказались сном – он не поверил бы истиннику и не оказался бы здесь. Но стоило только услышать: >«Ваш друг пока жив, Валентин, нам удалось вернуть его - Создатель помогает своим смиренным слугам бороться со злом, притаившимся по ту сторону Кэртианы. Но теперь мы бессильны. Арно сейчас необычайно слаб, для ритуала нужен его близкий друг. В бреду он всё время зовёт только Вас. Может быть, хотя бы Вам удастся спасти ему жизнь. Если мы задержимся, Арно Сэ умрёт», как все остальное потеряло значение. Почему он так легко поверил? Потому, что монашек явился к ним в дом и сообщил, что должен срочно поговорить с Валентином Приддом? Потому, что очень хотел поверить, что Арно уже здесь и кошмар позади? Или потому, что даже не стал ни о чём думать, услышав: «Если мы задержимся, Арно Сэ умрёт»? Арно и Юстин, окажись они здесь, обругали бы его последними словами за глупость, но Валентин знал, что не мог поступить иначе. Даже тогда он понимал, что ему могут расставить ловушку, но приманка оказалась верной. Если существовала хотя бы крошечная вероятность, что монашек не лжёт и жизнь Арно зависит от того, как быстро придёт Валентин, медлить было нельзя.
Сейчас Валентин и сам не знал – рад он тому, что слова истинника оказались ложью, или нет. С одной стороны – Арно не попал к ним в руки и не лежит при смерти. Но с другой – он оказался в зазеркалье, на другой стороне Кэртианы, а в старинных книгах говорилось: «Издревле эта часть Ожерелья принадлежит богам и их спутникам, у людей же зовётся она Закатом. Закат даёт большую мощь, но сокрыт от глаз смертных, ибо не вынести им такой власти. Жестокое пламя силы губительно и сгинет глупец, на свою беду отыскавший путь в Закат. И чем сильнее безумец, угодивший в дом богов, тем быстрее сгорит он в огне собственной силы». Валентин до боли сжал зубы. Сколько Арно продержится в этом кошмаре? День? Неделю? Год? А он уже не может ничем ему помочь. Хотя именно он виноват, что всё так случилось. Если бы он смог сдерживаться, если бы не позволил себе лишнего - эти крысы никогда не узнали бы о его чувствах и не начали бы охоту на Арно. О, прежде чем удалиться, монашек с удовольствием просветил Валентина, кто во всём виноват. Если бы только тем вечером он не сорвался, если бы не наговорил Арно такого... истинники бы не почувствовали его страха, его отчаяния, его обиды... а Арно не ушёл бы из дома, не уехал бы к Эмилю и сейчас не был бы в смертельной опасности.

Валентин, задремавший в комнате Арно, открыл глаза, зевнул и торопливо направился в ванную. Хорошо, что друг болен и спит крепко, хоть не спросит, какие Закатные кошки понесли Валентина посреди дня в душ.
Раздевшись и закрыв дверь кабины, Валентин прислонился к стене, опустил руку и коснулся члена. Арно... Он закрыл глаза, и тут же перед мысленным взором предстало любимое лицо. Явь осталась где-то там, далеко, за стеклянными дверями. А внутри... внутри Валентин едва слышно стонал, отдаваясь воображаемым ласкам.
...Здесь, в мире фантазий, Арно крепко обнимет его, до боли вцепляется в волосы и дразняще касается губ языком. Валентин судорожно выдыхает. Арно ничего не делает наполовину... и безумно хочется кусать его и целовать так, чтобы болели губы. В мыслях Валентин хватет любовника за вечно растрёпанные волосы и прижимет к себе, углубляя поцелуй, а потом проводит рукой по его члену. Да, Арно хочет его, хочет так, что вздрагивает всем телом даже от лёгкого касания.
- Ти-и-ин...
Да, Арно, да, сейчас... подожди… Валентин опускается на колени и проводит по члену языком. Арно вскрикивает, резко толкается вперёд, а потом быстро опускается на пол рядом с Валентином и снова глубоко целует его.
- Почему... ты? Тебе... неприятно? – едва выдавливает Валентин между поцелуями.
- Нет, - Арно отчаянно мотает головой, - нет! Просто... дольше.
Арно снова целует его, беспорядочно гладит по волосам, плечам, соскам и бёдрам. Валентин откликается, отдаёт ему всю страсть, что накопил за четыре невероятно долгих года. Любимый стонет от укусов, от резких движений рук, от того, что их члены касаются друг друга. Вдруг Арно останавливается, поворачивается спиной и опирается руками о стену.
- Я хочу, - тихий, задыхающийся шепот. – Пожалуйста.
- Да.
Валентин осторожно обнимает его сзади и целует шею. Будет больно. Прости. Я постараюсь.
Когда Валентина затрясло в оргазме, он сполз по стене кабины на пол и почти беззвучно выдохнул:
- Арно...

Валентину казалось, что он пробыл под струями целый час. Дело плохо и срочно нужно что-то придумать. Про утреннее возбуждение Арно и в голову не придет расспрашивать – сам как-то раз признался, что в четырнадцать лет не мог спокойно спать почти неделю после того, как стащил у Лионеля порнографический диск. Валентин легко мог придумать неприличный сон с кем угодно, хоть с той же Айрис Окделл, да с такими подробностями, что Арно, решившему проявить любопытство, самому понадобится холодный душ. Но как быть с тем, что он готов кончить, едва Арно его случайно заденет? Однажды ночью он может не сдержаться и, лаская себя, выкрикнуть желанное имя, а не тихо прошептать в подушку. Этому вряд ли удастся найти невинное объяснение. И тогда Арно, понявший все, больше не захочет его видеть.

- Валентин! Ты там утонул, что ли? В слив засосало? Спасательный круг тащить или сам выплывешь? – Арно закашлялся и поток острот оборвался.
Валентин усмехнулся и, быстро одевшись, вернулся в комнату.
- Зачем ты меня звал, сухопутное?
- Кто бы говорил, - обиженно фыркнул Арно, плававший лучше всех на факультете.
- Приготовить поесть?
- Да, спасибо, - Арно попытался встать с кровати и со стоном рухнул обратно. – Не могу.
- Лежи, - посоветовал Валентин и направился в кухню.
Хотя Арно и не был привередлив в еде, хотелось приготовить что-нибудь необычайно вкусное, чтобы порадовать – тяжелый грипп и так его доконал. Вдруг раздался резкий звонок и Валентин вздрогнул. Мобильник Арно.
- Сэль! Привет! Что? Самочувствие паршивее некуда! Хочу к вам, а приходится сидеть дома. Точнее, лежать. Ага, Валентин. Без него я бы вообще умер голодной смертью. Спасибо, - Арно рассмеялся. – Я ему передам. Да. Хорошо. Сэль, ты – прелесть! Я тебя обожаю. Ага. Хорошо, пока!
На привычный укол ревности Валентин не обратил особого внимания. Рано или поздно Арно встретит ту, которую полюбит, лучше заранее с этим смириться. Иначе он потеряет не только любимого человека, но и лучшего друга.

- Тебе нужно нормально есть, Арно, - настойчиво повторил Валентин.
- Знаю. Но в меня просто не лезет. Давай лучше поговорим.
- Непременно. После того, как ты доешь.
- Валентин, не занудствуй, - поморщился Арно. – Прекрати обращаться со мной, как с ребёнком.
- Я просто беспокоюсь за тебя.
- Ладно, прости. Не знаю, что со мной.
- О чём ты хотел поговорить? – Валентин перенёс грязную посуду на стол и опустился на кровать рядом с Арно.
- О твоём отце.
Валентин похолодел. Неужели Вальтер позвонил и всё рассказал?
- Что ты имеешь в виду?
- Он звонил, когда ты выходил в магазин. Просил тебе передать, чтобы ты с ним связался. На мобильный он тебе дозвониться не смог.
- Обойдётся, - нахмурился Валентин.
- Что между вами случилось?
- Ничего особенного. Не сошлись во взглядах на жизнь. Конечно, из семьи меня никто не выгонял и наследства не лишал, но Вальтер теперь предпочитает общаться со мной исключительно по необходимости.
- Не хочешь рассказать подробнее? И заодно объяснить, почему твой отец на прощание пожелал мне «сохранять благоразумие»? Он, конечно, всегда был со странностями, но в чём я перед ним теперь провинился?
- Ни в чём, забудь. Это всё касается только меня.
- Кажется, Ли был прав.
- Позволь поинтересоваться, в чём именно?
- Ты не хочешь впускать меня в свою жизнь. Я могу это понять, я не самый близкий тебе человек, но...
Валентин задохнулся от возмущения. Наплевать на Ли и на всех остальных, но как смеет так говорить Арно? Валентин уже несколько лет отдавал ему всё, что мог – дружбу, любовь, тепло. Ни с кем он не делился собой так щедро, никому не открывал душу так, как ему. Как он может?!
- Не хочу впускать тебя в мою жизнь? Арно, ты и так в моей жизни везде, где только можно вообразить. Мать, которая так любит раздавать направо и налево советы о жизни, твердит мне, что я чёрствый и бесчувственный. «Ледяная статуя, которой никто не нужен». Она не настолько хорошо знает меня теперь, но как можешь так говорить ты?!
Он глубоко вздохнул, пытаясь обуздать нахлынувшие эмоции
- Мне все равно, что говорят обо мне остальные, твой старший брат не знает меня так, как ты. У меня в голове не укладывается, что ты действительно так считаешь. Ты не самый близкий мне человек? Позволь узнать, на каком основании ты сделал такой вывод? И кого ты тогда считаешь близким? Мне просто интересно, в чем именно я не соответствую стандарту?!
С каждым словом боль и обида все сильнее вцеплялись в измученную душу, Валентин сам не заметил, как постепенно повышая голос, перешел на крик.
- Кто же без сомнений и без остатка впустил тебя в свою жизнь? Может быть, это Селина - прелесть, с которой ты так трогательно щебетал по телефону? О, без сомненья, это она, ведь ты так соскучился по самому близкому человеку, а приходится сидеть здесь, со мной. Вы так близки, что она без колебаний выбирает тебе в подарок вазу – но почему ты был так недоволен?! Человек, делящий с тобой все, не мог ошибиться в твоих предпочтениях!
А может быть, в свою жизнь тебя без колебаний впустил Паоло? Помнишь, как вы отпраздновали окончание школьных экзаменов, не дожидаясь официального выпускного? Ты позвонил мне заполночь и заплетающимся языком сталь объяснять, что вы «чуть-чуть обмыли начало новой жизни». В итоге я был вынужден разбудить Джастина и попросить отвезти меня в школу, где мы почти час уговаривали охрану проверить запертые раздевалки на стадионе, куда вы забрались и напились до состояния гербового животного Окделлов! Почему же Паоло сам не решил этот вопрос, а? Почему твой самый близкий друг не позаботился о тебе и пришлось звать почти что случайного знакомого?!
Кстати, об Окделлах. Наверное, это они – те, кто открыли тебе свою жизнь без остатка, щедро делясь и вниманием, и заботой, и теплом. Только почему теперь, когда тебе плохо, единственное, что сделал Окделл – это позвонил и промямлил, что он отправляется в поход и ты, конечно, не будешь против одолжить ему рюкзак, палатку и далее по списку? А его очаровательная сестра появилась однажды, на пять минут и на просьбу посидеть с тобой, пока я доберусь до аптеки, сказала, что забежала по пути – передать тебе старинное надорское средство от простуды, из измельченного всего подряд, и остаться не может совершенно – ее ждут Катершванцы, с которыми она едет на рок-фестиваль! Сделать бутербродик с пастой из лука, чеснока, перца, редьки? Что там еще, я забыл, но ведь там столько витаминов – очень полезно!
Ну, конечно, у нас есть близнецы! Вот как я про них сразу не вспомнил? При всем моем уважении к бергерам, почему-то ты не им позвонил, когда на втором курсе неудачно «пробегал мимо драки» и не смог не вступиться за беспомощную девицу. Я снова приехал за тобой кошки знает куда, в темноту и дождь, почти полчаса разыскивал тебя в Старом парке, а потом волок на себе в машину, а после – через травматологию – в квартиру, потому что тебе было скучно оставаться в больнице на ночь! Знаешь, чего я боялся в ту ночь? Что не успею тебя найти прежде, чем упаду, что не смогу дотащить, что ты заболеешь, в конце концов! А ты только на следующий день заметил, что я «паршиво выгляжу, не выспался что ли?». У меня была лихорадка, Арно и сильный стресс – накануне мы сильно повздорили с отцом, а ты был так занят собой и своими друзьями, отправлявшимися в армию, что до меня тебе и дела не было! У меня едва хватало сил, на то, чтобы удержаться на ногах, а мне еще пришлось транспортировать твою травмированную тушку. Тебе не пришло в голову, что Йоганн и Норберт, «ушедшие в отрыв» возле Драконьего источника, несколько ближе к тебе, чем я – им для оказания тебе помощи не пришлось бы ехать через полгорода, не говоря уж о том, что им было бы это сделать проще физически даже поодиночке?!
Что, снова не угадал? Ну, я даже и не знаю, кого еще выбрать… Ну конечно, Берто Салина! Вот друг на все времена – недавно навестил тебя, когда у тебя был жар и я уговаривал тебя на госпитализацию, потому что со здоровьем не шутят, притащил «Кровь» и ведьмовку и предложил одно из двух «проверенных марикьярских средств от всего на свете»! А ничего, что алкоголь плохо влияет на ослабевший организм и еще хуже сочетается с антибиотиками? У тебя не легкая простуда, симптомы которой облегчает глинтвейн, а серьезная вирусная инфекция – но кому какое дело! Не говоря уж о том, что аргумент о красном вине, благотворно влияющем на кроветворение, просто смехотворен – ты не ранен и кровопотерь не наблюдалось!
Итак, кто у нас претендент номер один на звание «Лучшего друга на все времена, положившего жизнь ради Арно Савиньяка»? Где он, этот эпический герой, почему не здесь? Почему все разбежались, стоило тебе заболеть и выпасть из тусовки, ты не хочешь мне это объяснить – а то я не очень понимаю, как должна выглядеть дружба, при которой впускаешь в свою жизнь человека без остатка и принимаешь его таким, какой он есть, со всеми достоинствами и недостатками?!
От собственного крика звенело в ушах, в горле жгло, перед глазами плыла багровая пелена, искажающая все вокруг и отчаяние захлестывало с головой. Краем сознания Валентин отметил шок на лице Арно, чьи глаза стали еще больше, как никогда придавая ему сходство с олененком-пыжиком. Обычно это вызывало волну нежности, но не сейчас. Как мог он обвинить в нелюбви?!
- Именно я срываюсь в магазин и аптеку, чтобы у тебя были все витамины и лекарства и чтобы ты питался тем, что тебе понравится и поможет встать на ноги. Именно я вскакиваю посреди ночи, если ты хрипишь, задыхаясь от кашля и не можешь вздохнуть, чтобы сделать тебе ингаляцию и растирание. Именно я терплю все твои капризы «самого больного человека в мире, для которого я должен стать родной матерью». Именно я созвонился с твоим научным руководителем, чтобы тебе не поставили прогулы и вызвал тебе врача, хотя ты и уверял меня «что эта ерунда не стоит внимания» – подумаешь, еще немного и легкие начнут выплевываться при кашле!
И именно я всегда приезжаю за тобой куда и когда угодно, в каком бы состоянии ни был сам!
Арно, что ещё ты хочешь? Ты и так меня доводишь каждый день, у меня терпение на исходе. Я не могу больше всё это выдерживать, иногда я уже хочу умереть, чтобы не видеть тебя и не…
Валентин резко замолчал, в последний момент не проговорившись. Пусть Арно думает, что хочет, но этого он произнести не в силах даже сейчас.
- Валентин, - Арно нахмурился и сел на кровати, - приди в себя. На неделю я избавлю тебя от своего присутствия, а потом вернусь – и мы поговорим. Очень серьёзно. А пока остынь, ты и впрямь не в себе.
- Убирайся, куда пожелаешь…
Валентин, вымотанный вспышкой, медленно ушел в свою спальню и заперся. Что это было? Ведь Арно не сказал ничего такого. И он отчасти прав. Валентин знал, что у Арно не было от него секретов, а сам он не мог ответить ему тем же. Он не помнил, чтобы хоть раз в жизни так срывался. Наверное, любое терпение имеет предел. Валентин слишком долго копил напряжение, подавляя свои порывы – и вот барьеры не выдержали, сорванные бурей. Но это не повод выставлять Арно из дома, тем более, больного. Валентин открыл дверь и застал Арно у двери.
- Арно, прости. Не знаю, что на меня нашло, я просто устал. Я не хотел сказать, что...
- Хотел, - Арно завязал шнурки на кроссовках и поднялся, - я вижу, когда ты лжёшь. Сейчас ты говорил искренне. Не волнуйся, я заказал такси. Побуду неделю у брата. Тебе надо прийти в себя. Видимо, я действительно тебя достал.
Дверь захлопнулась, и Валентин остался один. Что он натворил? С досады он стукнул кулаком по стене. Стоило ли так сдерживаться, так стараться все эти годы, чтобы потом потерять всё в один миг? Арно вернётся, вернётся обязательно, если обещал. И тогда придётся поговорить. Но что ему сказать? Снова лгать?


От воспоминания стало больно. Разум затуманился, Валентин медленно сполз по стене на пол и, уже теряя сознание, успел подумать, что ни за что в жизни он не приведёт Арно сюда. Что угодно, только не это. Эти крысы не доберутся до него.
****
- Помоги! – взмолился Арно. – Ты можешь пойти туда, спаси его!
Ладони непроизвольно сжались в кулаки.
- Одна не могу, - прошелестела огненная кошка. – Ты должен мне помочь.
- Как? – выдавил Арно.
От ужаса и ярости перехватывало дыхание. Какой-то мерзавец издевается над Валентином, а он застрял в этом проклятом зеркале!
- Подонок, - прохрипел Арно. – Из-за него я сижу здесь и ничего не могу сделать...
- Страж Этерны спас тебя, вассал Молний. Должен был убить, но спрятал. Он прислал меня помочь тебе. Он помог бы и сам, но он... они его... он мёртв.
Показалось или в глазах огненной женщины-кошки сверкнули слёзы? Страж Этерны?! Кто-то сумел убить бессмертного? Кто? Как? После, сейчас это неважно.
- Ты вытащишь Валентина?
- Я не знаю, где он. Я не могу говорить с ним. Волнам не услышать Молний. Но ты можешь. Покажи мне путь. Найди его.
В ушах снова зазвенел отчаянный крик. Арно разозлился. Вот самое время сейчас для дурацких присказок и намёков! Валентин корчится от боли в каком-то пыточном застенке, может быть, он там уже умирает, пока они тут ведут светские беседы!
- Скажи ты ясно! – вызверился он. – Нет времени на загадки!
- Ваши души – одно целое. Позови его душой, вассал Молний. Когда он откликнется, я увижу путь.
Арно резко вытолкнул воздух сквозь стиснутые зубы.
«Валентин! Валентин, ты слышишь меня? Пожалуйста, отзовись! Валентин, я в зеркале, я знаю, как вытащить тебя оттуда, только помоги мне! Ответь, ты слышишь меня?»
Арно звал и звал, но ответа не было. Огненная кошка притаилась в кресле.
- Почему не получается?
- Я не знаю, вассал Молний. – Показалось, или в её голосе слышится тревога? – Или наследник Повелителя Волн уже мёртв, или... он не слышит, потому что вы лжёте друг другу. Уши слышат ложь. Души – нет.
Арно поморщился. Валентин не простит его, если вспомнит сказанное, но лучше потерять друга, чем позволить ему умереть.
«Валентин... Валентин, я всё знаю. Ты слышишь меня? Я знаю, кого ты любишь. Я всё понял в тот день, когда мы поссорились. Я видел, что ты... чего ты хочешь. Я слышал, как ты звал меня во сне. Когда я остыл и начал нормально соображать, я все понял».
Ничего. Арно, леденея от ужаса, попытался снова. Теперь некогда подбирать слова.
«Ты слышишь меня?! Не вздумай там сдохнуть! Я сам до тебя доберусь и убью собственными руками за всю твою дурь! Закатные твари, почему ты молчал?! Чего ты боялся?»
Молчание. Неужели...
«Валентин, умоляю, ответь мне. Не умирай. Пожалуйста. Я люблю тебя».
«Арно? Наверное, это сон... я не хочу просыпаться. Если ты узнаешь, то наяву не пожелаешь больше меня видеть».

Огненная кошка растворилась в воздухе и Арно сполз по стене на пол. Она увидела путь, она спасёт Валентина, приведёт его домой. Он будет жить. А когда придёт в себя – они, наконец-то, поговорят. Надо было сделать это ещё четыре года назад. Слишком много накопилось между ними невысказанного и непонятого. Хватит.

Глава 3

Арно изо всех сил стукнул кулаком по зеркалу. Не помогло. Он резко развернулся к огненной кошке.
- Иди к нему, - он кивнул через плечо на зеркало, в котором отражался бледный Валентин на диване. – Ему нужна помощь! Вызови врача.
- Тот, кого вы зовёте врачом, не поможет ему, вассал Молний, - зашелестел знакомый голос. – И он ему не нужен. Раны, нанесённые ими, не излечить лекарствами.
- Проклятье! Тогда выпусти меня отсюда!
Арно до боли сжал ладонь в кулак. Когда она принесла Валентина, и он увидел, что тот ещё дышит, словно гора с плеч свалилась. Но теперь он лежит там – бледный, беспомощный, стонет от боли и только всё время повторяет: «Арно...». И, кажется – их разделяют всего лишь пять шагов, а на самом деле – непреодолимая пропасть. Обманчиво тонкая прозрачная стенка, которую не разбить, и сквозь которую не пройти.
- Я не могу, вассал Молний. Никто не сможет. Я предупреждала Юсти... Стража Этерны, но он не послушал меня. Сказал, что здесь ты ещё можешь спастись, а там – погибнешь.
- Он... – Арно глубоко вдохнул, собирая последние остатки самообладания, хотя больше всего хотелось орать и топать ногами, - он излечится? Как помочь ему? Хоть что-то можно сделать?
- Теперь с ним всё будет хорошо, вассал Молний. Он исцеляется сейчас. Ты ничего не можешь сделать. Только ждать.
Арно ничего не ответил, подтащил к камину высокий стул, сел на него, опёрся локтями о каминную полку и вновь посмотрел на Валентина. Губы, которые он привык считать белыми, теперь были бледно-розовыми. Его глаза сейчас закрыты, а утром было не до того. Какого они цвета? Раньше казались просто серыми, но таким был и весь остальной мир. Чёрные джинсы Арно не удивили – Валентин говорил, что предпочитает именно их. А вот светло-лиловый свитер шёл ему необычайно. Вдруг вспомнился прошлый Зимний Излом.

- Валенти-и-ин! Ты где застрял? Уже полночь, пора дарить подарки!
- Иду, - донеслось из кухни, и вскоре Валентин появился в комнате.
Арно вытащил из шкафа заранее припрятанную большую коробку в тёмно-красной обёртке и протянул другу.
- Что там? – улыбаясь, спросил Валентин.
- Открой – узнаешь!
Несколько минут Валентин увлечённо возился с бумагой. Ничего странного, подарки в их семье всегда заворачивает Ли - так просто не откроешь. Эмиль, тот вообще пока до подарка доберётся, вспоминает все ругательства, какие знает.
- Спасибо большое, - Валентин держал на вытянутых руках свитер, который Арно казался светло-серым.
- Тебе не нравится, - тут же понял Арно. - Ну, хоть с цветом меня не обманули? Он должен быть лиловым.
- Нет, - медленно покачал головой Валентин, - не обманули. На самом деле, ты ошибаешься, мне очень нравится. Просто мне никогда не дарили одежду.
- Значит, я буду первым, - рассмеялся Арно. – Надень, хочу посмотреть, угадал ли я с размером.
Валентин почему-то немного помедлил, а потом очень осторожно влез в свитер.
- Тебе идёт, - радостно кивнул Арно и, глядя, как бережно Валентин его снял и сложил, добавил: – Ты его что, боишься? Не беспокойся, он не кусается, я специально попросил самый смирный и добрый свитер из тех, что были в магазине.
Валентин рассмеялся, а Арно тогда подумал, что вот он – самый лучший подарок ему на Зимний Излом: друг смеётся, беззаботно и радостно, а это случается слишком редко. В последнее время – почти никогда.


Арно очнулся от воспоминания и снова бросил взгляд на диван. Валентин чуть изменил положение – теперь он спокойно лежал на боку, подложив под правую щёку раскрытую ладонь, перестав метаться и стонать. Кажется, огненная кошка права – ему легче. Страх и паника, наконец, отступили, и Арно вдруг захлестнула волна нежности. Мирно спящий Валентин казался очень трогательным. Непривычно видеть его таким. Он так давно и успешно притворялся самым сильным, самым умным, самым стойким, что все невольно поверили, будто Валентину удалось добыть из их любимой компьютерной игры эликсир неуязвимости. И только ссора расставила всё по своим местам. Арно, как наяву, снова услышал крик Валентина, увидел, как в серых глазах плещется почти настоящая ненависть, и поёжился. Когда он ехал на базу к Эмилю – злость захлёстывала волнами...

Валентин припомнил ему всё, но если Арно так ужасен, то почему он продолжает жить с ним? Зачем эта глупая жертвенность? Если он не хочет такого друга – почему продолжает терпеть? Арно закашлялся и со злости пнул ногой переднее сидение.
- Прошу прощения, - буркнул он на недоумённый взгляд водителя.
Арно беззвучно выругался. Да какие Закатные твари покусали Валентина?! С чего он вообще взял, что Арно относится к нему как к «почти случайному знакомому»?! Создатель, да ведь даже братья ему не так близки! Впервые в жизни Арно встретил того, от кого можно было не иметь секретов, с кем можно было делить всё – хорошее и плохое, весёлое и грустное, шпионские фильмы и готовку, поход на концерт и даже грипп. Какая тусовка, Леворукий побери этого кретина! Какие Сэль, Паоло, Берто, Окделлы, Катершванцы?! Да хоть весь Олларианский Университет – все они ничего не значат для него по сравнению с Валентином!
Резкий приступ кашля прервал мысли Арно и заставил его полезть в сумку за таблетками. Трудно, прожив с Валентином столько лет, не научиться брать с собой необходимые лекарства. Большие, круглые пастилки отдавали горечью, но Арно не обратил внимания, мысленно возвращаясь к ссоре.
Только на базе, немного успокоившись в обществе Эмиля, Арно вдруг вспомнил последние слова Валентина: «...иногда я уже хочу умереть, чтобы не видеть тебя и не…». И вдруг картинка в голове сложилась. Валентин безответно влюблён уже четыре года. И при этом всё свободное время проводит именно с ним, а не в попытках свести близкое знакомство с избранницей. Раньше Арно считал причиной стеснительность Валентина и его уверенность в том, что любовь безответна. Но во сне он звал не неведомую девушку. Он звал его, Арно. И звал так, что Арно почти увидел чужой сон. Почти ощутил ту страсть, которую испытывал Валентин. И сразу понял, почему тот так сорвался. Четыре года сдерживаться – как он вообще молчал так долго?


Валентин тихо что-то промычал. Наверное, он скоро проснётся. И придётся говорить, деваться некуда. На душе вдруг стало так плохо, что захотелось выть. Арно и в голову не приходило, что Валентин видит его таким... таким... Создатель! Значит, вот кто он для него? Безответственный, легкомысленный тусовщик, любитель алкоголя и источник постоянных неприятностей? Это он помнит из их многолетней дружбы? Однократный перебор с алкоголем вместе с Паоло? Драку в Старом парке? Какую-то вазу Селины и дурацкие рецепты Айрис? Для Арно всё было совсем иначе.
Он хорошо помнил, как они ездили в снежную Торку на несколько дней с кучей разнообразных телескопов, измерителей, карт неба и прочих астрономических штук. Они сняли там домик на одной из самых высоких вершин и всю ночь наблюдали за звёздами. Точнее, наблюдал Валентин, а Арно записывал под его диктовку в специальную тетрадь, лишь иногда отвлекаясь, чтобы сбегать и принести им по бокалу глинтвейна или по чашке горячего шоколада. Валентин улыбался и говорил, что без него совсем бы замёрз. А Арно в ответ шутил, что без него сам Валентин всю эту технику сюда бы просто не дотащил.
А ещё он помнил, как в прошлом году, в начале Летних Волн Валентин сломал ногу. Когда они вышли от травматолога, Арно пошутил, что Валентина не любит даже собственная стихия. Были каникулы, и Арно целый месяц просидел с ним дома, выходя изредка только за едой, в книжный магазинчик, да в небольшую лавку с интеллектуальными играми – Валентин их очень любит. В первую неделю Арно, привыкший спать по четыре-пять часов в сутки, впервые за всю жизнь не выспался по-настоящему. Вечером он прощался и уходил к себе, но всё равно каждую ночь приходилось возвращаться: стоило Валентину шевельнуть сломанной конечностью, как резкая боль заставляла его стонать во сне. Арно садился на пол рядом с его кроватью, открывал ноутбук и принимался за работу. А заодно следил, чтоб до утра Валентин больше не делал резких движений.
Ещё он помнил, как им было весело, когда после второго курса удалось на лето уехать на Марикьяру. В тот год Арно и еще несколько лучших студентов участвовали в первом по-настоящему серьёзном проекте и именно полученный за него гонорар они и прогуливали вместе на море.
А ещё... да мало ли воспоминаний накопилось за столько лет? Только всё это неважно. Если для друга всё иначе – ничего не имеет значения. Арно не сомневался, что Валентин любит его, но этого недостаточно. Мало ли случаев, когда хорошие люди любили мерзавцев? Да взять хоть самую скандальную историю десятилетней давности – Рокэ Алву и Эмильенну Карси. Он тоже её любил, даже цвета видел. А потом Эмильенна предала его и на всю жизнь сделала душевным калекой. Сам Арно не был знаком с Алвой, но Ли о нём рассказывал достаточно, чтобы понять – такой судьбы не пожелаешь и злейшему врагу. Если Валентин просто не может с собой справиться, если ему действительно так плохо рядом с Арно – надо помочь. Помочь разлюбить и уйти. Может быть, именно поэтому в последние годы Валентин стал таким холодным и отстранённым? Может быть, поэтому он перестал смеяться? Арно почувствовал, как перехватило дыхание. Невыносима даже мысль о том, что Валентин уйдёт – но мучить его дальше? Снова «доводить каждый день» до того, что ему уже порой не хочется жить? Нет. Но сначала они должны поговорить. Если Валентин любит его, и это было сказано лишь в пылу ссоры – всё наладится. Если же ему и впрямь так плохо и его удерживает только сексуальное желание – что ж, как-нибудь придётся справиться и с этим. Арно снова посмотрел на лицо Валентина, и ему захотелось прикоснуться. Обнять. Поцеловать. И забыть, наконец, про весь этот ужас. Вспышка боли в лодыжке ослепила. Арно рухнул с высокого табурета на пол и до крови прикусил губу. Молчать. Главное, молчать!
- Мне жаль, вассал Молний. Увы, я бессильна.
- Что?..
- Закат сжигает тебя, Арно Савиньяк. Надежды Юсти не оправдались. Ты оказался сильнее, чем он думал. Ты не доживёшь до рассвета. Я больше ничем не могу тебе помочь.
- Останься... с ним... Прошу…
Пока Валентин там, на диване, пока он беззащитен и беспомощен – пусть огненная кошка будет рядом. Она не может говорить с ним, но может спрятать и защитить. Только выживи, слышишь?
Арно собрался с силами, с трудом поднялся на ноги и вцепился в каминную полку. Поднял глаза на зеркало и вскрикнул. Валентин стоял напротив и радостно улыбался. А глаза у него всё-таки не серые – ярко-зелёные.

Окончание в комментариях


Вопрос: Понравился фик?
1. Да 
0  (0%)
2. Нет 
0  (0%)
3. Ничего так, но можно бы и лучше 
0  (0%)
4. А картинки зачем? 
0  (0%)
5. Под пиво сойдет 
0  (0%)
6. Пиши еще! 
0  (0%)
Всего: 0
Всего проголосовало: 0

@темы: фанфики, приддоньяк, картинки, ОЭ

URL
Комментарии
2016-06-08 в 20:22 

читать дальше

URL
2016-06-08 в 20:23 

Глава 4
читать дальше

URL
2016-06-08 в 20:25 

читать дальше

URL
2016-06-08 в 20:29 

читать дальше

URL
2016-06-08 в 20:37 

читать дальше

URL
2016-06-08 в 20:38 

читать дальше

URL
2016-06-08 в 20:40 

Глава 5
читать дальше

URL
2016-06-08 в 20:44 

читать дальше

URL
2016-06-08 в 20:46 

читать дальше

URL
2016-06-08 в 20:47 

читать дальше

URL
2016-06-08 в 20:48 

Глава 6
читать дальше

URL
2016-06-08 в 20:49 

читать дальше

URL
2016-06-08 в 20:52 

Глава 7
читать дальше

URL
2016-06-08 в 20:55 

читать дальше

URL
2016-06-08 в 20:57 

читать дальше

URL
2016-06-08 в 20:59 

читать дальше

URL
2016-06-08 в 21:05 

читать дальше

URL
2016-06-08 в 21:07 

читать дальше

URL
2016-06-08 в 21:10 

Глава 8
читать дальше

URL
2016-06-08 в 21:15 

читать дальше

URL
2016-06-08 в 21:17 

читать дальше

URL
2016-06-08 в 21:19 

Глава 9
читать дальше

URL
2016-06-08 в 21:22 

читать дальше

URL
2016-06-08 в 21:35 

читать дальше

URL
2016-06-08 в 21:36 

читать дальше

URL
2016-06-08 в 21:37 

Глава 10
читать дальше

URL
2016-06-08 в 21:39 

читать дальше

URL
2016-06-08 в 21:40 

читать дальше

URL
2016-06-08 в 21:41 

Глава 11
читать дальше

URL
2016-06-08 в 21:44 

читать дальше

URL
2016-06-08 в 21:46 

читать дальше

URL
2016-06-08 в 21:49 

читать дальше

URL
2016-06-08 в 21:52 

Глава 12
читать дальше

URL
2016-06-08 в 21:53 

читать дальше

URL
2016-06-08 в 21:54 

читать дальше

URL
2016-06-08 в 22:06 

читать дальше

URL
2016-06-08 в 22:07 

читать дальше

URL
2016-06-08 в 22:10 

Глава 13
читать дальше

URL
2016-06-08 в 22:12 

читать дальше

URL
2016-06-08 в 22:14 

читать дальше

URL
2016-06-08 в 22:16 

читать дальше

URL
2016-06-08 в 22:17 

читать дальше

URL
2016-06-08 в 22:22 

читать дальше

URL
2016-06-08 в 22:27 

читать дальше

URL
2016-06-08 в 22:28 

Бонус 1
Арно

читать дальше

URL
2016-06-08 в 22:30 

читать дальше

URL
2016-06-08 в 22:32 

читать дальше

URL
2016-06-08 в 22:34 

читать дальше

URL
2016-06-08 в 22:35 

читать дальше

URL
2016-06-08 в 22:40 

Бонус 2
Арно

читать дальше

URL
2016-06-08 в 22:43 

читать дальше

URL
2016-07-25 в 18:03 

freir
"Только у нас - патентованные капли Валентинин от излишней горячности и несдержанности"
Извините, добралась только сейчас до вашего масштабного труда.
Это великолепно. Такая напряженная история.
И спасибо за хэппи-энд!

2016-07-31 в 14:56 

Доброго времени суток, freir!
Спасибо за отзыв, очень рада, что понравилось. Ну, хэппи-энд - наше всё, без него никак. Постараюсь и дальше не разочаровывать.
Извините, что не сразу ответила - реал такой реал!

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Из глубин. Сердца

главная